Меню

Лилит партнера в моем 4 доме

28.10.2017 - Без рубрики

Четвёртый дом гороскопа для меня одновременно и самый интимно-значимый и самый незаметный, причем одно из этих качеств с легкостью переходит в другое — так работает цензура подсознания, репрессируя наиболее существенные для меня обстоятельства в глубины душевной жизни, невидимые и недоступные для яркого света сознания. Если II дом представляет для меня окружающую среду, a III дом — социальную среду, то IV дом это фундамент мироздания, а также моего собственного бытия, в частности, мои основные жизненные позиции, общая (подсознательная) картина мира, глубинные религиозные чувства — источник, который питает всю остальную мою религиозность, которая может идти и по V-му и по VIII-му и по ХII-му домам.

Итак, большая часть процессов и установок, управляемых IV домом, остается для меня неосознанной, неявной… что же происходит, когда в него попадают планеты партнера? Понятно, что моя поверхностная реакция может не иметь ничего общего с истинной… но какова моя истинная реакция, не будет вполне ясно и мне самому. Однако, можно выделить два основных типа реагирования моего подсознания и, в частности, программ защиты психики, на активность синастрических планет IV дома:

Игнорирование с защитными целями  подсознание сочло, что стимул партнера слишком опасен для меня и отводит его в сторону; при это в моем сознании может просто погаснуть интерес к партнеру или возникнуть резкая потребность сменить тему или разыгрываемый нами сюжет.

Ограниченное взаимодействие  в этом случае подсознание частично разрешает мне интимное взаимодействие с партнером, но на довольно жестких условиях, которые он должен принять, иначе наши дипломатические отношения тут же рвутся. Здесь перспективы сотрудничества для меня очень велики, но на карту поставлен самый фундамент моего бытия, и потому приходится быть очень осторожным. С подобными чувствами, вероятно, Советский Союз в конце 80-х годов впервые показывал свои военные заводы американским специалистам.

С точки зрения моего партнера, моя реакция на активность его планет, попадающих в мой IV дом, часто необъяснима и загадочна… если он вообще склонен обращать внимание на такие мелочи, как моя реакция на его стимулы. Если да, то он, вероятно, заметит, что я или не реагирую никак, или принимаю сказанное им слишком близко к сердцу, придавая ему прямо-таки глобальный масштаб (которого он мог вовсе и не иметь в виду), или принимаюсь теоретизировать на высоком уровне абстракции. Последний вариант моей реакции вполне может быть способом защиты подсознания от чересчур личной постановки вопроса: таково, например, легкое соскальзывание с вопроса о моей ответственности за зло, творимое мною в моей семье, к высокоученой теологической дискуссии о роли свободного выбора при грехопадении Адама.

Глубокое понимание человека невозможно без проникновения в глубины его IV дома — и, конечно, это осуществимо лишь при его на то добровольном согласии. Но, кому я захочу и смогу открыть свою душу, поделиться самым глубокими и важным мыслями и переживаниями, религиозными и мировоззренческими? Фактически это, если вообще для меня возможно, может случиться лишь при таком уровне интимного доверия, который возникает в результате долгой дружбы, или в хорошей семье между ее членами… но, тем не менее, планеты партнера могут оказаться в моем IV доме и в случае гораздо более поверхностной связи между нами, и тогда при их активизации могут возникать неловкие и малопонятные для обоих ситуации, которые, если будут отработаны грубо, могут очень осложнить наши отношения.

Дело в том, что основная заповедь, можно сказать, глубочайшая мудрость общественного подсознания, регулирующая человеческие отношения, звучит приблизительно так: интимности и откровенности следует избегать насколько это возможно. Английские пословицы и поговорки на этот счет звучат недвусмысленно: не будите спящих собак; ограничьтесь своими делами; мой дом — моя крепость. В этом есть свой смысл: действительно, понять другого человека и его проблемы, тем более что они всегда по большей части им не осознаны, довольно трудно, и поэтому, даже при всей его откровенности, вряд ли мне удастся адекватно его воспринять и дать адекватный его реальности совет или поддержку — а любые накладки в подобной ситуации чреваты крупными недоразумениями, обидами, ссорами и конфликтами: “Я раскрыл тебе душу, а ты лишь холодно посмотрел, ничего не увидел и не понял, а только плюнул и тут же про меня забыл”…

Принципы интерпретации синастрических планет IV дома

При интерпретации синастрических планет IV дома очень важно предварительно рассмотреть его положение в моей карте: сильный он или слабый, гармоничный или пораженный, насколько он проработан и в данный период моей жизни активен. Последнее обстоятельство особенно важно, так как действие любых аспектов положения в учебниках астрологии (в том числе и в данном) описывается в период их активности — и если, например, мой IV дом в данный период жизни слаб, то он скорее всего как бы “потушит” действие планет партнера, в него попадающих.

Если эти планеты в карте партнера сильные, то есть для него актуальны, это может создать эффект полного взаимонепонимания, так как я никак не отреагирую на самое важное в его жизни — в то время как он, чувствуя мой IV дом, ожидает от меня глубокой заинтересованной реакции. Если пораженная планета партнера попадет в мой гармоничный IV дом, также возникает ситуация, в которой партнер, приходя ко мне с острыми углами и проблемами, не в состоянии понять, как я могу столь отстраненно и благодушно (“что Бог ни делает, все к лучшему”) воспринимать его несчастья и трагические положения, требующие незамедлительного вмешательства.

Приведенные ниже толкования синастрических планет в IV доме ни в кое мере не претендуют на полноту (как, впрочем, и все остальные толкования в этой книге), и преследуют лишь цели иллюстративного порядка: они предлагаются скорее вниманию астролога, нежели его клиентов.