Меню

Венера во 2 доме в синастрии

24.10.2017 - Трактовки

Трактовка положения Венеры во 2 доме синастрии из книги «Синастрические аспекты» Ф.Сакоян, Л.Эккер

Если Венера одного из партнеров во 2 доме синастрии (гороскопе совместимости)

Партнер, особенно если он противоположного пола, производит на меня большее впечатление, чем он, вероятно думает. В его присутствии мне легко и комфортно и совершенно не тянет с ним спорить или сражаться, особенно если он только что сделал мне красивый подарок или просто хорошо одет и приветлив.

Ему, однако, скорее всего будет казаться, что я вовсе не замечаю его венерианских проявлений и действительно, они могут не регистрироваться моим сознанием, производя, тем не менее, весьма сильное впечатление на подсознание, как правило, положительное, особенно если мой 2-й дом не сильно поражен.

Но когда отношения с партнером начинают портиться, его социальное поведение может начать меня подспудно раздражать, входя в противоречие с моими этическими представлениями.

Моя бедностьфинансовая или духовная подействует на партнера удручающе и покажется ему ужасно некрасивой, равно как и мои проявления жадности, хотя бы и не относящиеся непосредственно к нему. Зато он будет чрезвычайно ценить мою щедрость и широту души и может во многом способствовать облагораживанию моей этики и укреплению нравственных ценностей; в неудачном варианте Венеры во 2 доме синастрии (гороскопе совместимости) я потрачу на него все деньги и растеряю остатки совести и веры в человечество.

В целом я склонен недооценивать серьезное влияние партнера на меня как в материальном, так и в моральном плане, он же может, действуя незаметно и достаточно тонко (чтобы не сказать изящно), сильно изменить мою картину мира и систему ценностей а после этого, возможно, принесет удачу, но не юпитерианского типа, и чуть поскромнее просто моя жизнь станет немного красивее и комфортнее.

венера во 2 доме в синастрии

Венера во 2 доме (синастрия)

    Партнер, особенно если он противоположного пола, производит на меня большее впечатление, чем он, вероятно думает. В его присутствии мне легко и комфортно, и совершенно не тянет с ним спорить или сражаться, особенно если он только что сделал мне красивый подарок или просто хорошо одет и приветлив. Ему, однако, скорее всего будет казаться, что я вовсе не замечаю этих его венерианских проявлений — и действительно, они могут не регистрироваться моим сознанием, производя, тем не менее, весьма сильное впечатление на подсознание, как правило, положительное, особенно если мой второй дом не сильно поражен. Но когда отношения с партнером начинают портиться, его социальное поведение может начать меня подспудно раздражать, входя в противоречие с моими этическими представлениями.

Моя бедность — финансовая или духовная — подействует на партнера удручающе и покажется ему ужасно некрасивой, равно как и мои проявления жадности, хотя бы и не относящиеся непосредственно к нему. Зато он будет чрезвычайно ценить мою щедрость и широту души, и может во многом способствовать облагораживанию моей этики и укреплению нравственных ценностей; в неудачном варианте я потрачу на него все деньги и растеряю остатки совести и веры в человечество. В целом я склонен недооценивать серьезное влияние партнера на меня как в материальном, так и в моральном плане, он же может, действуя незаметно и достаточно тонко (чтобы не сказать изящно), сильно изменить мою картину мира и систему ценностей — а после этого, возможно, принесет удачу, но не юпитерианского типа, и чуть поскромнее — просто моя жизнь станет немного красивее и комфортнее.

Данный сравнительный вариант весьма перспективен для формирования бизнес-отношений между партнерами, особенно в том случае, если связан с финансовой деятельностью или с тем, что составляет материальные и духовно-эстетические ценности. Обе личности стремятся ко всему прекрасному и роскошному.

Личность Второго Дома имеет возможность обеспечивать «Венерианскую» финансами и другими материальными ценностями, а та, со своей стороны, оказывает ей всяческую помощь и содействие в приобретении таковых и разработке наиболее перспективных финансовых проектов.

Супружеские взаимоотношения этих людей строятся, главным образом, исходя из таких же меркантильных финансовых интересов.

При негативе в сравнении данные личности могут стимулировать друг друга к легкомысленным финансовым аферам, излишней роскоши и непродуманным тратам материальных средств.

Ф.Сакоян Л.Эккер.А.Подводный

* Часть 1. ДОМА В СИНАСТРИИ *

Большя часть проблем взаимопонимания между людьми заключается в том, что планета в натальной карте одного из партнеров, рассматриваемая как синастрическая, то есть будучи помещена в карту другого, оказывается у него совсем не в том доме, что у первого, и потому ее активизация вызывает у партнеров совсем разные и часто несогласованные реакции. Представим себе, например, что Марс одного из двух друзей находится в пятом доме его натальной карты, но попадает в восьмом дом партнера. Тогда любое форсирование энергии первого, естественно рассматриваемое им как веселая игра, будет переживаться вторым как сильное напряжение, ставящее его зачастую на край существования, и он на невинные, с точки зрения своего друга, стимулы может давать неадекватно резкие реакции. Если этот союз просуществует некоторое время, партнеры безусловно обратят внимание на этот странный эффект, но вряд ли поймут, с чем он связан и какие положительные моменты можно из него извлечь (а их может быть множество). Эта ситуация, однако, становится почти непереносимой, если Марс первого партнера гармоничен, а восьмой дом второго поражен, например, в нем стоит пораженный Нептун. Тогда реакции второго партнера на совершенно невинные шутки первого могут быть настолько острыми, что общение становится практически невозможным. — Но я же не имел в виду ничего плохого или обидного! — восклицает в недоумении гармоничный Марс первого партнера. — А мне все равно больно и обидно до смерти… и вообще, как ты можешь быть в хорошем настроении, видя, как мне худо…

Если в этой ситуации Марс второго партнера попадает в пораженный дом первого и, следовательно, может причинить тому определенные неприятности, то партнерство в целом может найти некоторый баланс, хотя и не слишком радостный для обоих: первый партнер через какое-то время поймет, что любое, даже совершенно дружелюбное, но активное воздействие на партнера оборачивается неприятностью обоим, и научится воздерживаться от почти любой активности. Если же Марс второго попадает в слабый или тем более гармоничный дом первого, то его (Марса) яростные нападки или укусы пройдут почти незамеченными, и второму партнеру придется через некоторое время прибегнуть к защите с помощью Нептуна (обман) или Сатурна (занудство), что, конечно, не улучшит их отношений.

В сильное заблуждение может ввести человека ситуация, когда в его слабый дом попадает сильная планета, а тем более стеллиум партнера: при этом возникает эффект, подобный действию зимнего солнца, которое светит, но не греет. Только настойчивая проработка своих слабых мест, в том числе пустых домов натальной карты, дает человеку возможность их развития, а партнер может лишь указать эффектные направления такой проработки. С другой стороны, для слаженной пары подобного рода синастрии могут оказаться очень удачными, позволяя в трудных условиях осуществлять круговую оборону: то, чего не удается сделать одному партнеру, легко осуществляется другим. Однако найти сотрудничество такого рода нелегко: гораздо быстрее складываются отношения с большим количеством синастрических соединений; но, с другой стороны, они гораздо менее гибки и универсальны.

Пораженная планета, попадая в пораженный дом партнера, не обязательно усугубляет его эффекты: нередко она оказывается проработанной, или во всяком случае человек будет с ней осторожен, что в данной ситуации убережет партнеров от многих неприятностей. Гораздо опаснее ситуация, когда в пораженный дом попадает гармоничная планета партнера: ее гармоничность распространяется лишь на ее хозяина, а в чужой карте, попадая в ее напряженные участки, она может наделать бед, тем более, что ее хозяин скорее всего не привык быть осторожным в соответствующих сферах — он знает по опыту, что гармоничные аспекты планеты обычно смягчают его ошибки и небрежности; в данном случае, однако, это не так — по крайней мере, что касается партнера. Впрочем, человек может просто не заметить или сильно недооценить неприятности, которые его гармоничная планета доставляет партнеру.

Наоборот, «злотворная» или сильно пораженная планета партнера, попадая в мой гармоничный дом, скорее всего, не принесет мне существенных неприятностей, разве что проплывет по горизонту и быстро скроется облако невнятной угрозы… и хотя, конечно, и на совершенно гармоничные аспекты нельзя полагаться полностью, так как их потенциал со временем истощается, все же подобные синастрии незаменимы для мирных переговоров и налаживания контактов в острых ситуациях.

ПЕРВЫЙ ДОМ

Если вас в каком-то социальном собрании мучает вопрос: почему вон тот субъект так противно выпендривается, и никто его не остановит, и даже как будто не замечает, сколь он несносен, не огорчайтесь: узнайте ненароком дату его рождения и справьтесь по эфемеридам, не попадает ли случайно натальное Солнце, Марс или Юпитер субъекта в ваш первый дом. Если попадают, то можете быть уверены, что ваше раздражение носит сугубо личный характер: вы элементарно ревнуете.

В благоприятном варианте включение планеты партнера, попадающей к вам в первый дом, приковывает к нему ваше восхищенное внимание: какой он(она) необыкновенный(ая), кажется вам. Характер восхищения определяется планетой: Венера вызывает ощущение красоты, элегантности, светскости, тактичности, Марс — энергии, Солнце — власти, Юпитер — благородства, Сатурн — ответственности, Луна — мягкости, заботливости, доброты, Уран — интересного, нестандартного, непредсказуемого человека.

Это впечатление неглубоко, но, вообще говоря, долговечно; по крайней мере, меняясь в оттенках и даже полярностях (мужской Марс в первом доме женской карты может дать ее владелице две крайние точки гаммы отношений к партнеру: «Боже, как я тебя любою!» и «Господи, как я тебя ненавижу!», без промежуточных вариантов), мое отношение к планетам моего партнера, попадающим в мой первый дом, всегда будет заинтересованно-личным. Через эти планеты я в большой мере воспринимаю своего партнера, и ему иногда очень трудно с этим примириться, поскольку важные для него планеты могут быть совсем другими.

Рассмотрим, например, синастрию, в которой слабый Сатурн моего партнера находится в моем первом доме. Если мой партнер человек веселый, живой, легкомысленный, то в этих его состояниях я буду воспринимать его отчасти отстраненно; однако в редкие моменты уныния, депрессий, сильных неудач и болезней, а особенно когда он вдруг решает наконец стать серьезным целеустремленным человеком и, что называется, браться за ум — в эти моменты я внезапно ощущаю большую личную ответственность за него и реагирую, в зависимости от знака, в котором стоит Сатурн, пылко (Овен), практично (Телец), эмоционально (Рыбы) и т. д. Но все обстоятельства его жизни, где он недостаточно, с моей точки зрения, серьезен, ответственен и дисциплинирован, не вызывают у меня выраженной личной реакции, на что мой друг может иногда сильно обижаться, но ни он, ни я здесь ничего поделать не можем. Более внимательный анализ наших отношений покажет, что на самом деле он не особенно и любит мои сугубо личные выступления (исключая заботу во время его болезней и т.п.) — они активизируют его Сатурн, заставляя на время растерять легкомыслие, отнестись к жизни серьезно и т.д. Поэтому он сильно тормозит все мои попытки искренне-личного поведения (по любому поводу), например, переводя разговор на другую тему или остужая меня чисто сатурновским холодом: «Ну что ты так разволновался… не надо воспринимать все так близко к себе… будь мудрее». К сожалению, в рамках описываемого синастрического аспекта стать мудрее гораздо больше шансов у него; я же на этом материале могу глубоко исследовать тему личного смирения (разучиться обижаться на чужую холодность), а на высоком уровне — научиться в трудный условиях и малыми выразительными средствами передавать тонкие и глубокие личные переживания — искусство, необходимое истинному актеру.

Если Луна мужа попадает в первый дом жены (это, вообще говоря, естественный для брака синастрический аспект), жена будет остро воспринимать нужды его физического тела, что для мужа будет, конечно, удобно, но не всегда приятно, поскольку, например, его ментальное тело, то есть образ мысли, воспринимаясь супругой сквозь призму физического, может многое потерять из своей красоты и величия (типичная ситуация: муж излагает жене свои мнения по поводу международной политики или знакомых, а она, глядя на него преданными глазами, думает, чем бы его лучше накормить вечером, или достаточно ли у него в гардеробе рубашек). Однако данный аспект означает именно внешний, поверхностный интерес жены к тому, насколько ухожен ее муж; например, если он, придя домой объявляет, что голоден, это служит ей сильным стимулом для действий, но если он говорит, что не хочет есть, это звучит как сигнал отбоя, хотя бы и было неправдой.

Гораздо более глубокую заботу о муже дает положение его Луны в четвертом доме жены или соединения его Солнца с ее Луной.

Аналогично, Венера мужа в первом доме жены дает ей, если только ее первый дом не сильно поражен, видение его как красивого, элегантного, нежного — но и постоянную зависимость от его венерианских проявлений — мелких подарков, знаков внимания, признаний в любви. Если их поток на какое-то время заканчивается, она воспринимает это очень лично и обижается, как бы говоря всем своим видом: «Ты послан украшать мою жизнь — так что же злостно игнорируешь свои главные обязанности?» Впрочем, вина в данном случае легко может быть заглажена нежным взглядом или красивым букетом.

Синастрическое Солнце (партнера) в (моем) первом доме

Высокий эгрегор признает только одну валюту: личную преданность.

Аспект духовного учительства. Воля партнера действует на меня непосредственно; другими словами, этот человек говорит мне: «Ты должен быть таким и таким», — и я поневоле слушаюсь, по крайней мере, поверхностно. Но это послушание иллюзорно, если я сам, изнутри, не пойду навстречу изменениям, происходящим со мной по воле партнера.

В принципе я буду воспринимать такого партнера очень лично и при пораженном первом доме часто болезненно, причем гармоничные аспекты его Солнца скорее усугубят, чем облегчат мои реакции. Партнера же мои реакции могут ввести в сильное заблуждение, поскольку, по видимости покорясь его воле, в серьезных для меня вопросах и ей отлично противостою, хотя и не афиширую этого; ему же бывает очень трудно противостоять моим искренним порывам, которые быстро его «заводят», буквально принуждая к различным инициативам. На высоком уровне проработки парных отношений это очень творчески для него аспект, и даже один мой внешний вид может вызвать у него вдохновение. Если отношения складываются плохо, партнер начинает казаться мне жестоким и неумолимым тираном, главная цель которого — унижение моего человеческого достоинства и истребление меня как независимой личности.

Я же выступаю для него в ипостаси дерзкого и непослушного раба, имеющего над ним не вполне понятную власть, но которого он, тем не менее, должен выдрессировать, сломить гордыню и привести к приемлемому виду (какому именно, покажут синастрические аспекты Солнца в целом — они символизируют прямой долг человека перед партнером).

Синастрическая Луна в первом доме

Божественная забота о человеке всестороння, что вызывает у последнего массу нареканий.

Этот аспект дает высокую чувствительность партнера к моему внешнему виду и непосредственно-личным проявлениям: они задевают его, как говорится, за живое. Мои личные реакции связаны с его лунными проявлениями: мне будет приятна (или резко неприятна) его забота, а если он станет заботиться о ком-то еще, я могу поневоле сильно приревновать.

Если Луна партнера гармонична, я буду радоваться уюту, который он распространяет — но он, вероятно, захочет получить от меня и моих личных проявлений больше, чем я могу ему предложить (плохо проработанная Луна всегда тяготеет к паразитизму, особенно сильная), и тогда самые обходительные его манеры (попытки дружеских объятий и т.д.) могут вызывать у меня неодолимое отвращение, ничуть не уступающее по силе радости, охватывающей меня при аналогичном его поведении в теплые периоды наших отношений.

В однополых союзах этот аспект может проявляться не слишком отчетливо; в разнополых, наоборот, он, скорее всего, будет весьма ощутим. Если женская Луна попадает в первый дом ее партнеру, то он будет в сильной зависимости от ее капризов и настроений, и все ее желания будут действовать на него, может быть, сильнее, чем прямые указания и повеления; это, однако, не значит, что он будет их выполнять (для этого нужен аспект его Солнца или Марса к ее Луне), но, во всяком случае, не пропустит мимо ушей и как-то озаботится.

Если Луна матери попадает в первый дом ее дочери, девочка может вырасти с сильно деформированной, подчиненной матери, личностью, причем мать будет привязана к дочери гораздо больше, чем дочь к ней, что, если только мать не будет контролировать свой эгоизм в отношении дочери, может привести к бунту и разрыву в отрочестве, юности или сразу после замужества, когда права на первый дом девушки предъявит молодой муж, который займется ее воспитанием или перевоспитанием.

Синастрический Меркурий в первом доме

Что останется от моей личности, если у нее изъять все мои мысли?

Аспект дает мне партнера, с которым интересно разговаривать, но иногда его тексты кажутся мне слишком уже личными, и хочется ему заметить: «Полегче на поворотах, приятель».

Если его Меркурий стоит, скажем, в девятом доме его натальной карты, между нами регулярно может возникать недоразумение следующего рода.

Мое присутствие и любые личные проявления активизируют его ум, и он начинает рассуждать в стиле девятого дома, то есть вообще, абстрагируясь, отправляясь в далекие путешествия и цитируя древних авторов, и воспринимая меня как ученую аудиторию — в то время как мне все его рассуждения кажутся нацеленными на меня лично, и нередко воспринимаются как очень обидные, по крайней мере, при поражении моего первого дома, что партнеру, особенно при гармоничном Меркурии и собственном первом доме, понять очень трудно. «Да я же вовсе не имел в виду тебя лично, я говорил вообще». Но именно это «вообще» мною не воспринимается, а точнее, воспринимается именно как специально для меня — и кармически именно так оно и есть, и при проработке своего первого дома и отношений в целом я постепенно пойму, что слова моего партнера адресованы эгрегором лично мне значительно чаще, чем он думает.

Вообще мышление и рассуждения этого человека производят на меня сильное впечатление, могут прямо подавлять, но если ему кажется, что он в силах убедить меня в чем угодно, он ошибается: мое молчание в данном случае вовсе не означает согласия, а символизирует трудности контраргументации (если, конечно, в синастрическом соединении с его Меркурием не стоит мой Меркурий, Солнце или Марс).

Синастрическая Венера в первом доме

Божественная красота переживается лично.

Аспект делает улыбки и обаяние партнера для меня почти неотразимым; если кому-то нужно со мной договориться, то лучшего посредника ему трудно найти. Однако моя первая реакция сменяется второй, более глубокой — и при этом может кардинально измениться. Во всяком случае мне трудно прямо возражать партнеру, так что если в моем первом доме нет, скажем, Марса в Овне, с моей стороны вероятно искушение поверхностного соглашательства, поскольку партнер по видимости обещает мне любовь, радость, счастье и понимание, и, конечно, очень не хочется всего этого лишаться.

Венера партнера в моем первом доме, если он не сильно поражен, сглаживает и смягчает мое восприятие его в целом, и я могу почти не замечать и откровенной агрессии, неприязни, даже предательства, или легко их прощу после минимальных извинений с его стороны… и, конечно, все это таит в себе потенциальный взрыв, особенно при напряженной синастрии в целом, если хронически не прорабатывать трудности в отношениях.

Все же данный аспект в гораздо большей степени украшает жизнь моему партнеру, чем мне: в моем присутствии он лучше видит красоту мира, и через меня ему открываются возможности социализации, хотя по видимости наша ситуация часто выглядит обратным образом. Если говорить о любви, то в общем рассматриваемый аспект может дать мне легкое поверхностное увлечение партнером, в то время как он рискует влюбиться всерьез и тогда будет упиваться каждым моим жестом или другим личным проявлением — но, конечно, для подобной сильной связи нужны дополнительные указания в синастрии.

Синастрический Марс в первом доме

Силой личности называется толщина стены, отделяющей человека от Бога.

Аспект распространяет и усиливает мое восприятие партнера, и если только он не является моим непримиримым врагом, мое отношение к его активности будет скорее всего двойственным. Вообще говоря, он может легко «завести» меня, усугубить личные проблемы и вызывать острые личные реакции, и здесь интерпретация во многом зависит от аспектов и уровня проработки моего первого дома.

Если женский Марс попадает в первый дом мужского гороскопа, мужчина может до смешного остро реагировать на любую женскую активность, воспринимая ее как унижение его личности. Впрочем, здесь многое зависит от того, насколько всерьез он к себе относится и какова планетная акцентуация, отвечающая его мужской идентификации. Если это мужчина женственного типа с лунной мужской идентификацией, то есть ощущающий связь со своим полом в минуты женской заботы о себе, то подобная синастрия может вовсе не угрожать его личному достоинству (позиция: «Я мужчина для тех женщин, что сами ценят меня по достоинству и окружают всесторонней преданной заботой, а остальные — дурные феминистки, которым самое место в неврологической клинике»). Наоборот, для мужчины мужественного типа, с марсианской или солнечной мужской идентификацией, настроенного на сражение или победу над женщиной, рассматриваемая синастрия может быть очень опасна, особенно если он имеет комплекс личной неполноценности, поскольку в сражениях с партнером он сильно рискует его усугубить; зато проработка аспекта дает ему возможность увеличить уверенность в себе (на низком уровне при гармоничном первом доме аспект даст ему сильное искушение бахвальства).

Если мужской Марс попадает в первый дом женского гороскопа, мужчине будет относительно легко подавить женскую личность — но лишь на поверхности, а женщина, немного привыкнув к ситуации, может научиться управлять энергией своего партнера: легкое надувание губ или, наоборот, радостно-просящая улыбка могут оказывать на него удивительно сильное воздействие. Если у мужчины при этом марсианская мужская идентификация, женщина может незначительными средствами буквально уничтожить или, наоборот воскресить его как мужчину, а ее кокетство или легкое постороннее увлечение могут вызвать у него реакции почти как у горца.

Синастрический Юпитер в первом доме

Гордый человек отличается от святого тем, что первый принимает милость только Божественного происхождения, а второй — любую.

Это аспект доброго и щедрого, но не слишком внимательного дядюшки, которого заботит широкая улыбка на моем лице, а все остальные обстоятельства моей жизни как-то ускользают из его сознания. На самом деле моя улыбка приносит счастье ему — но нам обоим кажется, что все обстоит наоборот, и он осыпает меня своими щедротами. Более внимательное рассмотрение, однако, показывает, что его щедроты до меня как-то не очень доходят, или оставляют самое поверхностное впечатление.

Однако я воспринимаю этого человека через призму его предполагаемого благородства и бескорыстной щедрости, и отделаться от этого впечатления мне может быть трудно, тем более что любые мои личные проявления подталкивают его в этом направлении. Даже если он по природе своей ужасный зануда и скряга, при моем виде у него на лице появляется что-то вроде кривой усмешки, долженствующей изображать широкую улыбку, и возникает не вполне понятный импульс мне что-то подарить или сказать что-нибудь хорошее (при слабом Юпитере это может у него плохо получаться, но сам юпитерианский импульс обычно хорошо заметен).

У этого партнера будет сильное искушение меня портить, хваля за несуществующие личные достоинства, и поучать с высших позиций, а мне будет приятно им гордиться хотя бы за что-нибудь: в семейных парах такой аспект на низком уровне может быть обожаем обоими супругами и столь же ненавидим их окружением: например, жена с Юпитером мужа (или ребенка) в своем первом доме может всю жизнь искренне его превозносить, безмерно восхищаясь его совершенно невидимыми окружающим достоинствами. При проработке аспекта партнер помогает мне развить большую широту личности, а я приношу ему новые возможности, удачу и счастье.

Синастрический Сатурн в первом доме

Когда Бог не может достучаться до меня Сам, Он посылает вестника.

Вначале мне кажется, что этот человек послан мне тюремщиком. Похоже, он способен вызывать у меня только одно чувство — долга, но, зато делает это неукоснительно до жестокости. Все его проявления я буду воспринимать через призму некоторой жестокости, приписывая ее своему партнеру и не замечая того, что во многом сам ее провоцирую. Действительно, в его присутствии я как-то сразу серьезнею, делаюсь строгим и ответственным, в первую очередь, к себе лично, но и к нему конечно, тоже… впрочем, все это не слишком глубоко и, как правило, растворяется довольно быстро после нашего расставания. И мне очень трудно представить себе, сколь серьезны наши отношения, а особенно мои личные реакции, для него, как часто я его уязвляю до глубины души, делаю ему больно и заставляю замыкаться в самом себе. Ему очень нужно, чтобы я вел себя некоторым вполне определенным образом, а точнее, чтобы мои личные реакции не выходили из некоторых им установленных рамок — но мне трудно это понять и еще труднее научиться им соответствовать, хотя продвижение в этом направлении, вероятно, принесло бы мне много пользы. Здесь партнер может научить меня личной скромности и глубине собственной личности, а я его — столь многому, что он сам бы удивился, поняв, скольким он мне на самом деле обязан как косвенному источнику его самодисциплины и смирения.

Вообще это аспект трудный, но в браке может быть очень полезным, например, если у меня Сатурн слабый — тогда его функции в какой-то мере возьмет себя Сатурн партнера, но мне по мере сил следует идти навстречу его требованиям дисциплины и т.д.

Синастрический Хирон в первом доме

Божественные шутки иногда-таки дорого обходятся людям!

Похоже, скучать с этим партнером мне не придется, особенно если я не слишком всерьез отношусь к собственной персоне… вот ему может прийтись куда хуже, если его Хирон поражен или стоит в чувствительной для него точке его карты.

На поверхностном уровне наши отношения могут выглядеть похожими на клоунаду: он постоянно надо мной подшучивает, ставит в по видимости безвыходное положение, создает немыслимые и невозможные для меня ситуации, из которых мне редко удается выбраться без ущерба для поверхностного самомнения — но зато я часто обнаруживаю при этом неизвестные мне дотоле личные резервы, которыми впредь будут успешно пользоваться. Иногда партнер меня сильно подавляет, усугубляя личностные комплексы и зажимы — но обычно через некоторое время они парадоксальным образом разрешаются; при пораженном первом доме я могу его порой просто ненавидеть, но это чувство быстро уходит, так как в глубине души я чувствую, что все мои страдания не так уже серьезны, а обиды невсамделишные.

Для моего партнера может стать существенной проблемой то, что я не воспринимаю его всерьез: если он захочет выразить что-то искренне и нешуточное, ему будет трудно пробиться через мое цирковое его восприятие, тем более что я довольно сильно настраиваю его на этот лад — но его тупики в нашем личном общении и вообще как-то связанные с моим появлением в его жизни могут оказаться для него очень значимыми, и мне не стоит над ними только смеяться.

Синастрический Уран в первом доме

Неисповедимы пути Господни ко мне лично.

Аспект делает моего партнера для меня временами непредсказуемым, а иногда просто гениальным — таковы, по крайней мере, мои личные впечатления, но здесь многое зависит от активности Урана в его карте. Если Уран слаб, этот аспект скажется в моем ожидании некоторой изюминкой, связанной с партнером… однако наше постоянное общение может вызвать к жизни его Уран, и тогда партнер в моем присутствии будет ощущать резкие энергетические включения, душевные подъемы и спуски, даже приступы вдохновения — но отсюда до истинного творчества довольно далеко, а вот вдохновить его на то или иное бесчинство или эксцентрическое безобразие мне может быть весьма легко — надо только не говорить прямо (Солнце), и не давить (Марс) и не уговаривать (Меркурий), а просто включить искренний личный порыв:

«Что бы нам, господа, взять по хлысту,

Постегать прохожих на мосту».

(К. Прутков)

Сильное включение Урана партнера — например, охвативший его творческий экстаз — может быть для меня тяжелым переживанием, и я могу рядом с ним почувствовать заурядность своей личности — но также и некоторый ее отзвук на вдохновение партнера, что со временем и при внутренней поддержке может помочь мне в прорыве к собственному творчеству — но оно будет, конечно, совсем не похожим на то, что я вижу у него. Гораздо большее влияние реально могу оказать я на развитие его гениальности, в чем бы она ни заключалась: он будет вдохновляться моей персоной, но этого одного, конечно, недостаточно.

Синастрический Нептун в первом доме

Бог любит тебя лично, но иногда чужими руками.

Это многообещающий, но очень непростой для налаживания искренних отношений аспект. Нептун искажает реальность между нами, но делает это по-разному для меня и для партнера, и здесь многое зависит от натальных аспектов Нептуна в его карте и, соответственно, натальных аспектов моего первого дома. Например, поражение моего первого дома может означать мои почти всегда негативные реакции: я буду постоянно понимать его в худшем возможном смысле, или даже еще хуже. Все мои попытки искренне объяснить свою позицию или состояние будут либо приводить его в экстаз (при гармоничном Нептуне), либо ввергать в полное недоумение, но в любом случае для того, чтобы научиться правильно воспринимать мои личные проявления, ему нужно долго этому учиться; и вопрос, искренен я или нет, часто будет для него истинным камнем преткновения.

Этот аспект, особенно если Нептун и мой первый дом не сильно поражены, дает соблазн плыть по воле судьбы, не строя отношений, а радуясь их светлым моментам, которых поначалу может быть много, и смазывая возникающие противоречия, тем более что честное их выяснение может оказаться очень трудным. Такой путь, однако, ведет к тому, что партнеры увязают в непроходимой взаимной лжи, все более очевидной (по крайней мере, мне), и радостно-блаженные минуты совместных медитаций постепенно сходят на нет, да и сами медитации становятся все более грубыми.

Вообще на низком уровне этот черноучительский аспект: у обоих есть постоянное искушение ввести партнера в обман, причем он вводит меня в заблуждение поверхностно, а я его — очень глубоко.

Синастрический Плутон в первом доме

Умеющий распознать гнев Господень в малом укоре совести без сомнения спасется.

В общении с этим партнером я могу ощущать некоторую как бы скрытую угрозу, тяжесть, распространяющуюся от него в моем направлении, которую я могу чувствовать гораздо острее, чем он думает или имеет в виду. Если в его жизни начинают происходить тяжелые, роковые события, весьма вероятно, что они возбудят у меня комплекс вины перед ним, хотя бы я и не имел к этим событиям прямого отношения. Однако они будут меня сильно и как-то мрачно подавлять, по крайней мере, мои непосредственные реакции в нашем контракте. Тем не менее, если мой партнер полагает, что эта моя мрачность, проявляющаяся в его присутствии, глубока, он ошибается — весьма вероятно, что она исчезает сразу, как только мы расстаемся. Подобный синастрический аспект у супругов может привести к очень тяжелым отношениям в семье, особенно если рассматриваемый Плутон активен в натальной карте супруга — например, он работает с большими массами людей (диктор телевидения), или его профессия связана с атомной физикой, войной, секретностью и т.д.

Здесь я должен научиться смиренно переносить достающиеся мне от партнера щелчки по личности, моменты ее угнетения и подавления — плутоническая чистка редко бывает совсем безболезненной, но раз уж она включается, значит, она мне необходима, и плоды моего смирения скажутся в очень серьезных для меня вопросах, и в первую очередь мне станет гораздо легче жить каждый свой день.

Однако гораздо ответственнее этот аспект для моего партнера, который может долго не понимать, что кармически я послан для того, чтобы он, глядя на меня, увидел и ощутил свои эволюционные «хвосты», недоделки, недоработки и откровенный брак, и мог сначала добровольно, а после семижды семидесяти предупреждений принудительно от них избавиться. Ему, впрочем, может казаться, что ситуация обратна, и он должен чистить мои эволюционные недоработки, а я сопротивляюсь, и оттого у него масса неприятностей.

ВТОРОЙ ДОМ

Синастрические планеты в ночных домах воспринимаются человеком сущностно, но не очень отчетливо, и в наибольшей степени это относится ко второму дому, который представляет среду или фон существования, на который можно смотреть лишь боковым зрением. Однако среда играет очень большую роль в жизни человека, равно как и его этика существования в мире в целом, и если планеты партнера активизируют мне второй дом, это значит, что пришла пора мне им пристально заняться, иначе убытки, в том числе энергетические и финансовые, не заставят себя ждать.

Как всегда, интерпретацию следует начинать с изучения второго дома в натальной карте: слаб он или силен, гармоничен или поражен.

Слабость второго дома может создать мне иллюзию, или по крайней мере надежду, что планеты партнера, попадающие в него, улучшат мое финансовое положение, повысят комфортность окружающей меня среды или сформируют мне недостающую этику. Однако этим надеждам не так легко сбыться, и хотя у моего партнера будут возникать импульсы коррекции, усиления и совершенствования моего второго дома, скорее всего он ограничится нравоучениями или предложениями, реализовывать которые мне придется самому. Впрочем, как его критика, так и предложения сотрудничества могут оказаться конструктивными — если я буду соответственно настроен.

Попадание планеты партнера в мой сильный дом всегда сопряжено с риском моего противодействия; это, разумеется, относится и ко второму дому, но здесь мое противодействие будет носить специфический и зачастую непрямой характер. Дело в том, что общая этика, равно как и самоощущение человека в среде, лишь в небольшой степени осознаются им, в основном относясь к сфере подсознательного, и выходят в сознание в виде достаточно смутных ощущений или абстрактных образов. Поэтому партнер, вторгаясь в эти мои сферы и притом плохо понимая, что затрагивает мою (во многом подсознательную) систему ценностей, может встретить сопротивление и даже ответную агрессию, по видимости совершенно неадекватную его стимулу и не вполне понятную нам обоим. Однако мое подсознание склонно защищать выработанную мною этическую систему ценностей не в меньшей степени, чем сознание — мои материальные ценности; при этом следует еще иметь в виду, что этические ценности не конвертируются легко из одной системы в другую — в отличие от валюты развитых стран.

Если разговор под первым домом чаще всего связан с тем, что называется «переходом на личности», то выяснение отношений под вторым домом это в очень большой степени разговор по существу, в центре которого находятся позиции партнеров и проговаривается их общая этика, а не конкретные малозначительные поступки. Поэтому мне может быть чрезвычайно трудно строить отношения с партнером, чье Солнце попадает мне в первый дом, в то время как мое Солнце находится в его втором доме. Такая синастрия заслуживает отдельного комментария, по аналогии с которым можно толковать и все остальные варианты солнечных синастрий (то есть мое Солнце в карте партнера в сочетании с его Солнцем в моей).

Некоторая императивная конфликтная ситуация (например развод) может включить солнечные принципы нам обоим, заставляя согласовать наши волеизъявления, и здесь мы столкнемся с весьма своеобразными затруднениями, даже при отсутствии напряженного дугового аспекта между Солнцем партнера и моим. Его воля вызовет у меня поверхностно-личную реакцию, например, я начну излагать ему свои конкретные претензии и личные обиды, имея в виду его столь же личную реакцию. Однако мое выступление затронет его не прямо, а войдет в соприкосновение с его общей этикой поведения, и он начнет рассматривать вопрос с общих позиций, сопоставит со своей системой ценностей и скорее всего просто проигнорирует мелкие частности, столь важные для меня, отчего я, совершенно непонятно для него почему, обижусь, хотя он, со своей точки зрения, еще не успел сказать ничего личного (может быть, в конце и собирался).

В таких выяснениях партнерам очень важно дифференцировать и согласовывать дома, под которыми идет взаимодействие, хотя бы и ценой временного отключения солнечного принципа, то есть инициативы, одного из партнеров: для пущей справедливости можно установить очередь на включение Солнца: десять минут мне — десять минут партнеру.

Синастрическое Солнце во втором доме

Если ты не можешь сказать мне, что есть в мире настоящего, зачем ты мне?

Этот партнер послан мне судьбой для серьезных (для меня) взаимодействий, хотя они и могут оказаться кратковременными. Он может изменить мое экономическое состояние, но не это главное: у него есть ключи, открывающие ему доступ к моим этическим ценностям, и он может указать мне путь для изменения моего самочувствия в среде и даже самой этой среды. Все это происходит часто помимо его сознания, но как побочное следствие его инициатив в связи со мной.

Мне будет трудно прямо воспринять его волю: она как будто рассеивается в окружающем меня пространстве, но довольно сильно на него при этом влияет, делая комфортным или дискомфортным, и именно по этим изменениям я (косвенно) сужу о его намерениях по поводу меня. Мое прямое внимание привлекают лишь его инициативы, касающиеся моей этики и ценностей, и здесь я ощущаю его определенную власть надо мной; но, конечно, прямое давление в этих сферах я буду либо отражать, либо игнорировать… хотя у него, безусловно, есть дар вольно или невольно останавливать мое внимание на актуальных для меня проблемах в этих сферах.

Партнер может, конечно, не замечать, сколь серьезен для меня наш контакт; однако мои финансовые, энергетические и этические проблемы пробудят его инициативу (не обязательно бескорыстную)… которая лучше бы была тщательно продуманной, иначе особенно при моем пораженном втором доме, она может стоит мне дорого: от денежных потерь до резкого ухудшения моей жизненной среды и искажения этики.

Синастрическая Луна во втором доме

Береженого Бог бережет меньше.

По идее это благоприятный аспект для супружества: Луна жены, попадая во второй дом мужа, создает ему своей заботой комфортную внешнюю среду… здесь, однако, есть много подводных камней. Луна не только заботиться, но и потребляет, и в данном случае ей многое доступно, тем более что действие рассматриваемого синастрического аспекта в очень малой степени осознается партнерами и, соответственно, почти ими не управляется.

Искушение моего партнера в данном случае заключается попросту в том, чтобы расположить меня в свою сторону, так сказать, втереться в доверие (он инстинктивно чувствует, как это нужно делать), после чего совершенно эгоистически потребить мою энергию и финансы; если же я начну в какой-то момент оказывать этому сопротивление, партнер некоторыми плохо выражаемыми в словах средствами (мимикой, интонацией, даже формой спины) может вызвать у меня чувство вины и совершенно неэтичного, некорректного и даже откровенно безжалостного по отношению к нему поведения.

Соблазн этого аспекта для меня заключается в опасности определенной перестройки моих этических ценностей в направлении служения низшему началу партнера. Его Луна, особенно если она сильна, будет пытаться сделать моей единственной ценностью, например, его физическое здоровье, или главным направлением жизненных усилий — исполнение его капризов, чего я, однако, могу почти не осознавать. В зависимости от уровня моего партнера, ему будет хорошо со мной, если я богат или высоко нравственен.

Синастрический Меркурий во втором доме

А ты научи меня жить моим умом!

Рассуждения и обращенные ко мне убеждающие речи партнера в основном скользят у меня как-то мимо сознания, образуя некоторый участок фона моего существования. Однако разговаривая со мной на серьезные для меня темы (к чему у него будет склонность), партнер может обратить мое внимание на мои жизненные позиции, задев их иногда довольно болезненно, в результате чего я могу на него сильно обидеться и закрыться наглухо, что будет, однако, лишь свидетельством моих общих этических недоработок. Поэтому партнеру, вероятно, будет трудно общаться со мной, поскольку на его слова я или не даю (как ему кажется) никакой реакции, или принимаю их слишком серьезно. Тем не менее, у него будет постоянно возникать желание говорить со мной о серьезных вещах: добре и зле, жизненных выборах, финансовых и энергетических проблемах («Что-то ты сегодня плохо выглядишь и вообще какой-то вялый… не иначе, опять проиграл кругленькую сумму на скачках!»).

Вполне вероятно, что партнеру захочется заключить со мной сделку или финансовое предприятие, но при этом ему стоит иметь в виду, что главный выигрыш (проигрыш), как финансовый, так и этический, будет при этом (что касается рассматриваемого синастрического аспекта) мой, хотя ему может вначале казаться наоборот. Вообще это положение хорошо для делового партнерства, но нужно точно соблюдать распределение ролей: ему отдается специфическая меркурианская активность (поиск партнеров, переговоры и т.п.), этические границы и общее направление (стратегию) которой устанавливаю я.

Синастрическая Венера во втором доме

На красивых мужчин лучше любоваться издалека.

Партнер, особенно если он противоположного пола, производит на меня большее впечатление, чем он, вероятно думает. В его присутствии мне легко и комфортно, и совершенно не тянет с ним спорить или сражаться, особенно если он только что сделал мне красивый подарок или просто хорошо одет и приветлив. Ему, однако, скорее всего будет казаться, что я вовсе не замечаю этих его венерианских проявлений — и действительно, они могут не регистрироваться моим сознанием, производя, тем не менее, весьма сильное впечатление на подсознание, как правило, положительное, особенно если мой второй дом не сильно поражен. Но когда отношения с партнером начинают портиться, его социальное поведение может начать меня подспудно раздражать, входя в противоречие с моими этическими представлениями.

Моя бедность — финансовая или духовная — подействует на партнера удручающе и покажется ему ужасно некрасивой, равно как и мои проявления жадности, хотя бы и не относящиеся непосредственно к нему. Зато он будет чрезвычайно ценить мою щедрость и широту души, и может во многом способствовать облагораживанию моей этики и укреплению нравственных ценностей; в неудачном варианте я потрачу на него все деньги и растеряю остатки совести и веры в человечество. В целом я склонен недооценивать серьезное влияние партнера на меня как в материальном, так и в моральном плане, он же может, действуя незаметно и достаточно тонко (чтобы не сказать изящно), сильно изменить мою картину мира и систему ценностей — а после этого, возможно, принесет удачу, но не юпитерианского типа, и чуть поскромнее — просто моя жизнь станет немного красивее и комфортнее.

Синастрический Марс во втором доме

Бог дает человеку его же собственную силу.

Удары в моем направлении со стороны партнера будут редко достигать цели: я буду ощущать их косвенно, по увеличению напряжения окружающей меня среды, что далеко не всегда будет регистрироваться моим сознанием и еще реже связываться мною с истинным источником агрессии — чаще всего он будет оставаться как бы невидимым; так дети реагируют на окрики и понукания взрослых, создавая вокруг себя нечто вроде рассеивающей упругой оболочки.

Мои реакции будут прямыми, если партнер обратит (а это для него в данном случае типично) свою активность на области, прямо связанные с моей энергетикой, благосостоянием, или начнет всерьез нажимать на меня с этической стороны: «Ну здесь, Егор, ты не прав. Приличные люди так не поступают». Если у меня возникнет этический конфликт, особенно выбор типа кошелек или честь, то весьма вероятно, что партнер очень оживится и начнет склонять мой выбор в ту или иную сторону; я, зная это, могу использовать его в неприятных для себя ситуациях, с тем, чтобы впоследствии целиком переложить вину и ответственность на него, лицемерно утверждая: «Я точно последовал твоему совету, и видишь, что из этого получилось». Однако подобные игры наносят мне гораздо больше вреда, чем я думаю; в идеале мне следовало бы обращать максимальное внимание именно на его резкие критические замечания по поводу моей системы ценностей и корректировать ее в соответствии с ними (но, конечно, делать это все же следует самому, а не выполнять его указания буквально).

Партнера также привлекут мое богатство (или, наоборот, бедственное состояние), но он может получить от меня или в партнерстве со мной меньше, чем ему кажется: этот аспект на самом деле гораздо больше обещает мне (и, соответственно, опаснее для меня) в финансовом и этическом отношениях, если, конечно, Марс партнера не стоит также и в его втором доме.

Синастрический Юпитер во втором доме

Заморский принц у себя на родине может превратиться обратно в чудовище.

Этот партнер может сыграть большую положительную роль в моей жизни: сделать меня благороднее, возвышеннее в образе мыслей, более щедрым и душевно, и экономически. Точнее, он может дать мне понять, что все это вполне для меня реально и по большому счету сделает мою жизнь лучше, чем она есть сейчас, и даже лучше, чем я могу подумать.

Однако у меня может возникнуть впечатление, что все это я могу получить от него и притом бесплатно, и в этом я скорее всего заблуждаюсь. Синастрический Юпитер светит, но не греет: он может дать красивую подачку, но она не обогатит меня; однако в связи с его действием могут проявиться мои же собственные наработки, чего я могу не заметить, приписав эффект его появлению. Типичный пример: если я жду денежный перевод, скажем, гонорар за статью в журнале, то вполне вероятно, что его принесут как раз в тот момент, когда партнер случайно зашел меня навестить.

Партнер, вероятно, будет вдохновляться моим рассуждениям на этические темы, особенно касающимися меня лично, а также будет заинтересован в деловом сотрудничестве, ожидая, что оно окажется прибыльным… это, однако, зависит в основном от положения от Юпитера в его карте, но я, скорее всего, не буду разочарован (здесь, конечно, нужно смотреть синастрию в целом), по крайней мере, если не буду ждать слишком многого и не подамся искушению слишком уже расширить границы этически дозволенного.

Синастрический Сатурн во втором доме

Не мешай другу читать тебе мораль: а вдруг у тебя от этого пробудится совесть?

Этот партнер послан мне Богом для того, чтобы пробудить мою совесть и заставить задуматься о моих главных жизненных ценностях, этике и поведении в окружающей среде.

Однако вряд ли я расценю его сатурновское занудство и жадность или жестокость именно так; чаще всего я не буду обращать на них особого внимания, спуская, как говорится, на тормозах. С другой стороны, партнер все же будет обладать способностью серьезностью своего тона и чувством ответственности настроить меня на обсуждение моих жизненных установок, помочь мне их осознать и углубить. Здесь многое зависит от положения Сатурна в его карте и уровня его проработки: если его Сатурн поражен и проработан плохо, весьма вероятно, что партнер будет подсознательно проецировать на меня свои комплексы, причем обвинять меня в порочности именно моих установок и ценностей, а не только конкретных поступков. Тем не менее, даже и в этом случае мне следует иметь в виду, что его упреки не совсем бессознательны, и есть в моей этике и установках какие-то изъяны, на которые намекает мне карма, хотя и в жесткой форме. Гармоничность моего второго дома ослабит описанные эффекты: в первую очередь мне легко будет перевести разговор в другую плоскость или элементарно откупиться от партнера тем или иным способом — но это не снизит серьезности и актуальности для обоих рассматриваемого аспекта, а лишь отложит на время соответствующие проблемы.

В целом это острый аспект, тем более, что оба партнера вначале могут не заметить опасности, которую они представляют друг для друга — но здесь обязательно нужно учиться такту и бережному отношению к другому, который во многих отношениях совсем не похож на меня.

Синастрический Хирон во втором доме

Если друг ставит тебя в тупик, все же ты оказываешься там не один.

Партнер будет меня отчасти развлекать; по крайней мере, он способен создавать вокруг меня атмосферу, в чем-то схожую с цирковой, отчасти несуразную и как бы несерьезную.

Однако было бы ошибкой воспринимать ее влияние как малосущественное. Активный Хирон партнера может поставить меня в состояние этического тупика, и очень отчетливо показать мне недоработки, противоречия и несуразности моих жизненных позиций, осознаваемых и полуосознаваемых, и при конструктивном отношении с моей стороны я могу неожиданно найти выход из казавшихся мне непреодолимыми внутренних противоречий. Однако этот выход скорее всего будет непросто найти, поскольку он связан с расширением системы моих ценностей и сознания в целом, и к этому мой партнер часто помимо своей воли и сознания будет меня склонять.

Это непростой для меня аспект, особенно при пораженном втором доме, поскольку партнер может, сам того не желая, привести в некоторый хаос и смятение мою душу (а в некоторых неудачных случаях и финансы), и я могу на время потерять внутреннее равновесие — тогда мне нужно обратить особое внимание именно на этические моменты своего поведения и пересмотреть устаревшие ценности.

Для партнера этот аспект означает, помимо всего прочего, что мои финансовые и этические трудности активизируют его чувство юмора и нестандартное мышление — но лучше ему поглубже вникнуть в мою ситуацию и действительно мне помочь, поскольку происходящее касается его в большей степени, чем ему кажется, и мои поверхностные затруднения по второму дому могут откликнуться его серьезными тупиками — каким именно, покажет положение его Хирона в его гороскопе.

Синастрический Уран во втором доме

От легких дружеских авианалетов детонируют твои собственные запасы взрывчатки.

Эксцентричности моего партнера я буду чаще всего не замечать, по крайней мере, не фиксировать ее сознанием — но если его занесет сильно, и он отчетливо пойдет поперек моих жизненных установок, я отнесусь к происходящему настолько серьезно, что он может даже обидеться (вслух или о себе): «Но ведь раньше ты не обращал внимания на точно такие же мои выходки — и я к этому привык — так в чем же дело теперь?» Все это так, однако моя реакция может быть очень сильной помимо моей воли — это находит выход накопившаяся в подсознании обида или агрессия на партнера, связанная с тем, что он постоянно повышает дискомфортность среды моего обитания, и я под действием аффекта могу его резко или во многом несправедливо обвинить в неэтичности по отношению ко мне или к миру в целом.

Вряд ли я буду прав в своих претензиях. Зато колкости и шпильки партнера, касающиеся моего морального облика, иногда могут быть очень меткими и затрагивающими самое существо моих этических проблем и ценностных установок, и мне стоило бы научиться не пропускать их мимо ушей, и не укреплять оборону (последнее совершенно бесполезно), но стараться найти отклик на его замечания, пусть даже и не вполне справедливые, внутри себя.

Серьезное деловое сотрудничество с этим партнером сулит мне массу напряжений, неожиданностей и подвохов — но, если мы найдем пути согласования и взаимоподдержки, он проявит немалую изобретательность, так что наши совместные начинания рискованны, но многообещающи; здесь многое зависит от его уровня активности и проработки Урана, и соответственно развития моего второго дома. Но в целом этот аспект существенно опаснее для него, чем для меня, если только его Уран не стоит совсем гармонично.

Синастрический Нептун во втором доме

Человек, не способный пожалеть врага, не пожалеет и друга.

Синастрические Нептун и Плутон во многом представляют черноучительский аспект моего партнера по отношению ко мне, но делают это совсем по-разному, а некотором роде противоположным образом.

Влияние синастрического Нептуна мне довольно трудно заметить: когда мой партнер начинает меня обманывать, вести нечестную игру, говорить экивоками и т.п., я чаще всего этого не замечаю, и хотя по каким-то неуловимым признакам чувствую, что в наших отношениях что-то не так, долгое время не могу толком понять, в чем дело. Если партнер все же продолжает вести нечестную игру, я в какой-то момент чувствую, что вынужден поступать отчасти вразрез со своими убеждениями, и что это как-то связано с действиями партнера. Если его обман выплывает наружу, у него могут быть очень неприятные минуты выяснения отношений со мной по принципиальным вопросам, которые усугубят его (сознательное или подсознательное) чувство вины передо мной, появляющееся одновременно с первым его обманом; впрочем, при сильном Нептуне он, вероятно, вывернется и обвинит во всех грехах, неэтичном поведении и обмане меня, причем разобраться, какова же истина, кто прав и кто виноват в наших конфликтах и недоразумениях может быть трудно, причем ему труднее, чем мне.

В благоприятном варианте партнер своими медитациями может излить на меня Божественный свет и благодать, но я восприму их не прямо, а как высветление среды; в свою очередь мое точное и правильное поведение иногда приведут его в экстатическое состояние. Но вообще этот аспект склоняет партнеров ко взаимному подкупу и искушениям неэтичного поведения с выигрышем сомнительного содержания.

Синастрический Плутон во втором доме

Будь люди чуть внимательнее ко взаимной критике, профессия палача оказалась бы излишней.

Проявления этого аспекта очень важны для меня — по ним я могу уловить наиболее уязвимые места моей этики и системы ценностей и предпринять усилия по их очищению и необходимой трансформации.

Тем не менее, обычно активность синастрического Плутона не достигает моего внимания — лишь несколько мрачнеет обстановка вокруг меня, как бы случайно слегка сгущаются сумерки. Мне долго не хочется думать, что все это имеет ко мне отношение — но однажды Плутон моего партнера резко активизируется, партнер мрачнеет и словом или делом, но очень ясно показывает мне, какой я есть нехороший человек как вообще, так и по отношению к нему лично, упирая при этом не столько на события, сколько на мой нравственный облик и убеждения в целом. Мне будет трудно возразить ему что-либо (настолько сильной будет агрессия), и мне станет очевидно, что я все время не вполне правильно его понимал, и что моя система ценностей и этика его во многом не устраивают, и будет к моей чести, если я признаю, что он в чем-то объективно прав.

Но сильные разрушения во моих ценностях вследствие нашего партнерства все же маловероятны, и в любом случае они означают, что к тому пришла пора. На самом деле это обоюдоострый аспект, и более опасный для партнера: идеологический конфликт со мной активизирует его Плутон со всеми аспектами его натальной карты, и ему стоило бы повнимательнее отнестись к тем моментам наших отношений, в которых он чувствует мое сопротивление и опору на жизненные ценности.

ТРЕТИЙ ДОМ

Вообще ночные дома я воспринимаю неотчетливо, и в сознание они входят косвенно, опосредуясь соответствующими дому программами подсознания. Поэтому, наблюдая за своими реакциями на активизацию планет партнера, попадающих в мои ночные дома, я могу сделать выводы об устройстве своего подсознания, если, конечно, смогу отделить влияния партнера от своих реакций — но это не так сложно (хотя и не всегда просто), при условии, что у меня есть такая цель.

Третий дом управляет социальной этикой, то есть моими представлениями о том, как должны вести себя люди по отношению ко мне и я к ним. Планеты партнера, попадающие в мой третий дом, покажут типы его проявлений, на которые я инстинктивно отреагирую так, словно он мне не партнер, а просто знакомый или дальний родственник, так сказать, «человек вообще», что при близких отношениях может быть совершенно неадекватным. С другой стороны, в резко конфликтных ситуациях, когда партнер представляется мне врагом или вовсе зоологическим монстром, активизация его планет, находящаяся в моем третьем доме, может сразу смягчить положение, поскольку я увижу врага все же в человеческом облике и у меня включается (если они вообще есть) гуманные чувства и ощущение общности с ним человеческого рода и цивилизации — это хорошее начало для мирных переговоров.

По третьему дому идет также практическое обучение, то есть через синастрические планеты моего третьего дома партнер многому мог бы меня научить, если только я буду к этому склонен. Однако у меня, может, наоборот, возникнуть импульс учить чему-либо его, но как он воспримет эти мои попытки, зависит в первую очередь от того, как стоят в его гороскопе его планеты, попадающие в мой третий дом — хорошо, если они находятся также и в его третьем доме или аспектом к нему; если же моему третьему дому соответствует, например, седьмой, восьмой или десятый дом, то мои попытки «практического обучения» могут быть поняты моим партнером совершенно превратно. Здесь тонкость заключается в том, что учиться я могу всегда, восприняв внутренне текущую ситуацию как учебную, а вот учить — лишь при согласии на то моего партнера, который может быть вовсе на это не настроен.

Синастрическое Солнце в третьем доме

Чужая душа потемки, особенно если повернуться к ней задом.

Я буду хорошо воспринимать инициативы моего партнера в их поверхностно-социальном аспекте, как если бы он был моим давним знакомым или приятелем, но не слишком близким. Моя возможная терпимость и приветливость в ответ на его знаки внимания, пока они находятся в рамках чисто социального общения, могут, однако, ввести партнера в заблуждение, если он решит, что я заинтересован в более близком общении. Если же он будет на этом настаивать, я долгое время, вероятно, буду совершенно неправильно истолковывать его намерения, не видя в них ничего, кроме стандартного, безлично-социального поведения, либо возможно, к большому его удивлению, начну его учить или поучать (чему именно, покажут синастрические дуговые аспекты его Солнца), хотя он, вероятно, вовсе не имеет в виду ничего подобного.

Кармический смысл этого аспекта: для меня этот партнер — человек, поддерживая с которым даже поверхностные отношения, я могу многому научиться, особенно в том, что касается совершенствования моей социальной этики — его инициативы и намерения вызовут у меня своеобразные подсознательные реакции, которые мне лучше не относить на его счет (особенно при поражении моего третьего дома), но, наоборот, стоит осознать, тщательно проанализировать и сделать выводы о том, как же в сущности я отношусь к людям, чего от них жду и что готов для них сделать. Партнер по ходу общения будет склонен (по прямому смыслу аспекта) поучать меня по разным поводам, но учиться — на материале наших взаимодействий — мне следует самому и более глубоким вещам.

Синастрическая Луна в третьем доме

Является ли любовь родины к своим сыновьям корыстной?

В социальных ситуациях я буду вызывать у партнера различные эмоциональные ощущения: он может ревновать меня, остро ощущая своей собственностью или, наоборот, чувствовать импульсы заботы обо мне, нежность, испытывать чувства родителя, впервые выведшие свое чадо на светский раут. Я, однако, вряд ли почувствую всю гамму его положительных или отрицательных эмоций — скорее всего, просто их не замечу (по крайней мере, что касается данного аспекта) и вообще могу показаться партнеру бесчувственной куклой, не способной воспринять его искреннего душевного порыва. Я, однако, не то что способен его воспринять, но скорее моя интерпретация своих ощущений резко отличается от того, что он ожидает — говоря откровенно, я воспринимаю не его лично, а как бы некоторый абстрактный социальный индивид, случайно встретившийся на улице, и притом не совсем вовремя. Понятно, что его эмоции не покажутся мне особенно уместными — зато если он неназойливо позаботится об общесоциальной ситуации, например, поможет мне распределить социальные роли или просто в приготовлении стола, я буду очень доволен и, преисполнясь лучшими социально-дружескими чувствами, могу с помощью своей социализации помочь партнеру обрести уверенность в себе или решить проблему замужества.

Этот партнер может мягко научить меня очень важным истинам человеческого общежития, но для этого мне нужно быть внимательным к тонким укорам своей совести по его поводу. Впрочем, при пораженной Луне наши отношения в любом случае будут непростыми.

Синастрический Меркурий в третьем доме

Перед тем, как дать человеку совет, неплохо извиниться.

Мое появление в обществе этого партнера будет вызывать у него прилив, так сказать, вербального и ментального вдохновения, или, говоря проще, склонность к болтовне, и нам вообще может быть очень легко общаться друг с другом, пока это общение носит формально-социальный характер, то есть пока его рассуждения и сплетни ни к чему меня не обязывают и не предполагают личной или какой-либо специфической реакции.

Однако рассматриваемый аспект может оказаться очень трудным для моего партнера, если ему станет необходимо (или очень захочется) передать мне какую-либо важную для меня информацию или вызвать своими словами мою личную реакцию, или заставить меня ощутить сильное напряжение и т.д. Все подобные попытки, если только у его Меркурия нет синастрических аспектов к моему второму, первому или восьмому дому, скорее всего, провалятся — мне просто-напросто очень трудно за его словами и рассуждениями разглядеть нечто большее, нежели общесоциальный штамп, наложенный на них моим подсознанием; другими словами, я воспринимаю его речи приблизительно как голос диктора радио или телевидения. Конечно, для супругов это не самый интимный аспект — зато через него хорошо слышен голос социального разума, а это значит очень много.

Этот партнер может своими словами заставить меня задуматься о моей социальной этике и конкретными проблемами взаимоотношений с моими знакомыми, и я должен суметь разглядеть за его (вполне возможно, плоскими или ошибочными) суждениями перст Божий указующий.

Синастрическая Венера в третьем доме

Радость моя! Душа моя! Когда же ты обратишь на это внимание?

Появление этого партнера смягчит для меня любую социальную ситуацию: как внешне, так и внутренне. Его улыбка (по крайней мере, издалека) покажется мне мягко-чарующей, одежда — изысканной, манеры — безупречными, а впечатление от него в обществе — неотразимым.

Если этот аспект стоит в синастрии супружеской четы, он очень украшает им семейную жизнь, особенно на социальных приемах. Если Венера жены находится в третьем доме мужа, супруга будет казаться ему особенно элегантной и привлекательной, когда в дом придут гости, и он не пожалеет денег на ее туалеты с тем, чтобы она могла блеснуть ими на модном курорте. Даже ее поклонники могут не вызывать у него сильного протеста, особенно если их ухаживания и комплименты его жене будут достаточно изысканными: он будет в большой мере воспринимать их на свой счет.

С другой стороны, это довольно опасный аспект, в том смысле, что обещает гораздо больше, чем реально дает (если не иметь в виду глубокую его проработку партнерами). Например, Венера юноши в третьем доме его подружки сделает ее социальное окружение и ее самое очень привлекательными для него, равно как, вероятно, его внешность и социальные манеры — для нее, особенно если Венера гармонична — но все это может радикально измениться или даже вовсе исчезнуть, как только между ними начнутся более глубокие отношения, которые включат другие дома и планеты. Но в любом случае его любви будет очень трудно пробиться сквозь фильтр ее рассеянно-социального восприятия любых проявлений его нежных чувств.

Синастрический Марс в третьем доме

Одни женщины вызывают у меня сексуальные чувства, другие — бисексуальные.

В социальных ситуациях я, вероятно, покажусь партнеру агрессивным или, по крайней мере, энергичным и деятельным. Это (в его восприятии) не пройдет незамеченным, и партнер отреагирует также достаточно энергично — но, разумеется, в соответствии с тем, как стоит Марс в его карте: например, если он находится в Близнецах, партнер может обратиться к словесной агрессии, а если в Раке, то, например, глубоко обидится и очень выразительно замолчит.

У меня, однако, восприятие его агрессии и вообще любой активности, непосредственно на меня направленной, будет всегда косвенным и как бы социально опосредованным. Но если мой третий дом поражен, у меня могут быть очень острые отношения с социумом, и тогда даже минимальные знаки личного внимания со стороны партнера могут вызывать у меня совершенно неадекватную реакцию: я пойму его (абсолютно превратно) как представителя и выразителя враждебности ко мне людей вообще, и соответственно сделаю в его отношении очень далеко и совсем не туда идущие выводы.

Вообще этот человек послан мне судьбой для того, чтобы многому меня обучить; точнее, энергия, исходящая из него, может быть использована мной для практического обучения — но мне самому нужно понять, как это должно быть сделано.

Синастрический Юпитер в третьем доме

Самое большее, чему может научить тебя учитель, это быть самим собой.

О, этот партнер, явившись первый раз ко мне в гости, может быть уверен, что не затеряется среди других приглашенных — он заметен для меня так же, как ярко освещенная малиново-сахарная звезда на верхушке новогодней елки. Не так важно, что он будет говорить и делать, в социальных ситуациях я в первую очередь восприму его широту взглядов, доброту, щедрость, снисходительность, умение встать на чужую точку зрения — и если он действительно проявит эти качества, то буквально преобразит для меня всю социальную ситуацию… может быть, после этого я вообще начну думать о человечестве лучше, чем раньше.

Однако в своих ожиданиях возможностей социального расширения, которые я, вероятно, буду возлагать на партнера, я чаще всего окажусь разочарован, хотя, может быть, и удостоюсь знакомства с принцем крови (Юпитер в Козероге) или катания на роскошной яхте (Юпитер в Рыбах) — в первую очередь партнер послан мне для того, чтобы я вырабатывал в самом себе более широкие взгляды на людей и отношения с ними; и только после этой проработки может и фактически произойти некоторое мое социальное продвижение.

Вообще это благоприятный для обоих партнеров аспект, если они не будут требовать друг от друга слишком многого, а главное — жадничать и друг друга ограничивать.

Синастрический Сатурн в третьем доме

Друг это человек, чье молчание тебе необходимо более, чем речи.

Это довольно трудный для партнерства аспект, и его обязательно нужно прорабатывать, причем обоим. Вообще положение синастрического Сатурна в моей карте показывает, где и как мой партнер будет склонен меня притеснять и ограничивать; как он будет это делать и в какой мере он окажется справедлив, покажут положение и уровень проработки Сатурна в его карте. В данном случае партнер будет ограничивать мою социальную активность, требовать от меня соблюдения жесткой социальной этики, и здесь мне очень важно понять, в какой мере его требования и упреки справедливы, и действительно отнести их к себе — тогда мои социальные взгляды и контакты с людьми углубятся. Если я этого не сделаю, наши отношения грозят деградировать в ситуацию, возникающую между директором школы и неорганизованным школьником, который, потупив глаза, смирно стоит (опасаясь выгона из школы) во время выволочки, устраиваемой ему директором после совершения очередного безобразия, и моментально обо всем забывает, вылетев из директорского кабинета.

С другой стороны, мое социальное поведение и особенно взгляды на людей в целом будут провоцировать партнера на жесткие суждения и односторонние оценки, иногда доходящие до жестокости, и ему нужно понять, что таким путем он ничего не добьется, и здесь от него требуется мудрость и глубокое (в самом деле) понимание проблем моей социальной адаптации. Особенно тягостна будет для него эта ситуация, если его Сатурн поражен, а мой третий дом гармоничен: тогда мое поведение будет его глубоко уязвлять, а я на упреки, придирки и нотации, к его ужасу и недоумению, буду почти не обращать внимания… хотя иногда и стоило бы.

Синастрический Хирон в третьем доме

Если уж судьба подложила тебе свинью, постарайся наладить с ней отношения.

Если у партнера сильный Хирон, я не соскучусь с ним в любой социальной ситуации, по крайней мере, если у меня имеется чувство юмора и способность смеяться в обществе над собственными по видимости нелепыми и тупиковыми ситуациями. Однако мне, особенно если мой третий дом не слишком поражен или отчасти проработан, это может не составить большого труда; другое дело, насколько мне удастся осмыслить значение тупиковых ситуаций, в которые меня загоняет в обществе партнер — выход из них мне нужно искать в качественном изменении своей социальной этики и расширении спектра используемых мною способов восприятия людей и взаимодействия с ними. Если я этого не делаю и мой третий дом не проработан, и особенно если он поражен, партнер в подобных ситуациях может казаться мне ужасно грубым, бестактным и наделенным совершенно идиотским, граничащий с садизмом, чувство юмора, что, конечно, не способствует продолжению отношений.

В действительности наши отношения, по крайней мере, их социальный аспект, для него важны и могут помочь ему найти выход из его тупиков развития (каких именно, покажет положение Хирона в его карте), но для этого он должен понять, что наши с ним трудности, преломленные в его реальности, суть его трудности.

В целом аспект дает много хаоса и неразберихи в отношениях, но у меня на поверхностном уровне, а у партнера, может быть, и на довольно глубоком, и если он сумеет (особенно с моей помощью) в нем разобраться, то существенно продвинется по пути самопознания.

Синастрический Уран в третьем доме

Чем больше человек может тебе дать, тем более он для тебя опасен.

Мои социальные ситуации, например, общение с не очень близкими родственниками или соседями, или не слишком интимный разговор по телефону могут вызывать у партнера проблески гениальности или, по крайней мере, блестящие по оригинальности идеи: например, в первом случае объявить, что мой первый любовник (любовница) на самом деле был негром из Конго, или, во втором случае, незаметно подкравшись, ловко перерезать садовыми ножницами телефонный шнур. Приведут ли подобные эксцентричности меня в восторг или смятение, зависит в основном от положения моего третьего дома в моей натальной карте и, в гораздо меньшей степени, от натальных аспектов его Урана (синастрические дуговые аспекты его Урана, скажем, квадрат к моему Марсу, могут, конечно, дать сильные побочные эффекты).

Однако оценить по достоинству его уранические озарения и свершения, не связанные с моим третьим домом непосредственно, мне удается довольно редко, поскольку подсознательно я все равно смотрю на них как бы глазами социума, и через его шаблоны, и тогда прорывающиеся личные, интимные, духовные и многие-многие другие возможные акценты и оттенки проходят мимо моего восприятия. Собственно говоря, эта опасность существует при попадании в мой третий дом любой планеты партнера, но именно Уран дает редкие возможности увидеть — в виде краткого проблеска, искорки, особого знака — те глубины внутреннего мира партнера, которые никаким другим образом не доступны, и нам обоим очень важно их не пропустить.

Своим поведением в социальных для меня ситуациях партнер может иногда буквально взорвать часть моей социально-этической картины мира, в частности, мои представления о долге, добре и зле в человеческих отношениях, и если я не заглушу этих взрывов стекловатой личных и социальных штампов, то могу сильно сдвинуться в места в своей эволюции.

Синастрический Нептун в третьем доме

Глядя на круглую Луну, входящую ввечеру и царящую на небосклоне всю ночь до рассвета, трудно представить, что сделается с ней через две недели. Но, глупец, не полагаешь ли ты себя постоянным более, нежели ночное светило?

Можно ли верить людям? Если я буду отвечать на этот вопрос, ориентируясь на свои отношения с данным партнером, ответ, скорее всего, будет «Лучше не надо». Даже если он (вообще) является очень честным и надежным человеком, тем не менее, в различных социальных ситуациях у нас часто будут как бы сами собой происходить взаимные недоразумения, рассогласования, он будет плохо понимать и искаженно интерпретировать мои слова и действия.

При этом у меня под действием его Нептуна будет расплываться третий дом, например, в его присутствии ошибочно позвонит телефон, или, наоборот, сорвется назначенный визит, но все это, как правило, будет довольно поверхностно (если только его Нептун не стоит в синастрическом соединении с двумя-тремя планетами в моем третьем доме), в то время как влияние моего третьего дома на него может быть гораздо сильнее — одуряющим его, как сказать, в целом.

Например, если Нептун начальника находится в третьем доме его секретарши, у него (в гармоничном варианте отношений) может плыть от счастья голова при виде ее руки, набирающей телефонный номер, чтобы соединить его с подчиненным, или он будет впадать в экстаз, слыша ровное стрекотание ее пишущей машинки… о чем она может и не подозревать, а лишь огорчаться его рассеянности и неточности при разговорах с ней (и в ее присутствии) даже на ответственные служебные темы. Вероятно, начальник заметит, что в отсутствие этой секретарши он работает точнее, но вряд ли придаст этому обстоятельству большое значение, сочтя его, скорее всего, чистой случайностью.

Вообще этот аспект дает большие возможности для взаимных спекуляций и нечестности, и с этим нужно быть очень осторожным.

Синастрический Плутон в третьем доме

Бичуя пороки человека и общества, не следует стремиться к максимальной громкости хлопка.

Вряд ли я буду приветствовать появление этого партнера в обществе, скажем, на светском приеме: мне всегда будет казаться, что от этого словно сгущаются тучи и атмосфера мрачнеет: окружающие, однако, могут (непостижимым образом!) этого вовсе не замечать. Во взаимодействиях со мной партнер, имея это в виду или нет, обязательно будет демонстрировать мне слабые места моей социальной этики и особенно те ее моменты, где моя теория расходится с практикой, и я иду против своего социального долга, совести или основных принципов. Это будут не очень приятные переживания, которые мне захочется быстро вытеснить или спроецировать вину на партнера, или перевести разговор на другую тему («Ты меня не любишь! Если бы любил, то не говорил бы всего этого!»). Однако правильнее будет честно разобраться с самим собой, в чем партнер прав, а в чем нет и, более того, счесть эти свои размышления лишь началом пути постижения глубин своего подсознания.

Это нелегкий аспект, и мне важно понять, что определенная мрачная тяжесть, которую я ощущаю в своем партнере, когда мы находимся в обществе или обсуждаем принципы человеческих отношений, касается гораздо больше его самого, чем меня: для меня она — лишь указующий критический перст, для него же — источник постоянных невозвратных потерь, которые — на низком уровне — он может пытаться не смиренно принимать, а проецировать на меня. Например, он может отчаянно ревновать меня ко всем моим знакомым и подсознательно попросту стремиться их убить, а сознательно — полностью лишить меня социального окружения. Единственное, чего он при этом не понимает, так это то, что его состояние от этого только ухудшится: проработка Плутона всегда идет путем принесения собственных жертв — отживших фрагментов низшего «я», на которые партнеру укажем я и натальные аспекты его Плутона.

ЧЕТВЕРТЫЙ ДОМ

Этот дом для меня одновременно и самый интимно-значимый и самый незаметный, причем одно из этих качеств с легкостью переходит в другое — так работает цензура подсознания, репрессируя наиболее существенные для меня обстоятельства в глубины душевной жизни, невидимые и недоступные для яркого света сознания.

Если второй дом представляет для меня окружающую среду, а третий дом — социальную среду, то четвертый дом это фундамент мироздания, а также моего собственного бытия, в частности, мои основные жизненные позиции, общая (подсознательная) картина мира, глубинные религиозные чувства — источник, который питает всю остальную мою религиозность, которая может идти и по пятому и по восьмому и по двенадцатому домам.

Итак, бльшая часть процессов и установок, управляемых четвертым домом, остается для меня неосознанной, неявной… что же происходит, когда в него попадают планеты партнера? Понятно, что моя поверхностная реакция может не иметь ничего общего с истинной… но какова моя истинная реакция, не будет вполне ясно и мне самому. Однако, можно выделить два основных типа реагирования моего подсознания и, в частности, программ защиты психики, на активность синастрических планет четвертого дома:

Игнорирование с защитными целями — подсознание сочло, что стимул партнера слишком опасен для меня и отводит его (партнера) в сторону; при это в моем сознании может просто погаснуть интерес к партнеру или возникнуть резкая потребность сменить тему или разыгрываемый нами сюжет.

Ограниченное взаимодействие — в этом случае подсознание частично разрешает мне интимное взаимодействие с партнером, но на довольно жестких условиях, которые он должен принять, иначе наши дипломатические отношения тут же рвутся. Здесь перспективы сотрудничества для меня очень велики, но на карту поставлен самый фундамент моего бытия, и потому приходится быть очень осторожным. С подобными чувствами, вероятно, Советский Союз в конце 80-х годов впервые показывал свои военные заводы американским специалистам.

С точки зрения партнера, моя реакция на активность его планет, попадающих в мой четвертый дом, часто необъяснима и загадочна… если он вообще склонен обращать внимание на такие мелочи, как моя реакция на его стимулы. Если да, то он, вероятно, заметит, что я или не реагирую никак, или принимаю сказанное им слишком близко к сердцу, придавая ему прямо-таки глобальный масштаб (которого он мог вовсе и не иметь в виду), или принимаюсь теоретизировать на высоком уровне абстракции. Последний вариант моей реакции вполне может быть способом защиты подсознания от чересчур личной постановки вопроса: таково, например, легкое соскальзывание с вопроса о моей ответственности за зло, творимое мною в моей семье, к высокоученой теологической дискуссии о роли свободного выбора при грехопадении Адама.

Глубокое понимание человека невозможно без проникновения в глубины его четвертого дома — и, конечно, это осуществимо лишь при его на то добровольном согласии. Но что это значит, кому я захочу и смогу открыть свою душу, поделиться самым глубокими и важным мыслями и переживаниями, религиозными и мировоззренческими? Фактически это, если вообще для меня возможно, может случиться лишь при таком уровне интимного доверия, который возникает в результате долгой дружбы, или в хорошей семье между ее членами… но, тем не менее, планеты партнера могут оказаться в моем четвертом доме и в случае гораздо более поверхностной связи между нами, и тогда при их активизации могут возникать неловкие и малопонятные для обоих ситуации, которые, если будут отработаны грубо, могут очень осложнить наши отношения.

Дело в том, что основная заповедь, можно сказать, глубочайшая мудрость общественного подсознания, регулирующая человеческие отношения, звучит приблизительно так: интимности и откровенности следует избегать насколько это возможно. Английские пословицы и поговорки на этот счет звучат недвусмысленно: не будите спящих собак; ограничьтесь своими делами; мой дом — моя крепость. В этом есть свой смысл: действительно, понять другого человека и его проблемы, тем более что они всегда по большей части им не осознаны, довольно трудно, и поэтому, даже при всей его откровенности, вряд ли мне удастся адекватно его воспринять и дать адекватный его реальности совет или поддержку — а любые накладки в подобной ситуации чреваты крупными недоразумениями, обидами, ссорами и конфликтами («Я раскрыл тебе душу, а ты лишь холодно посмотрел, ничего не увидел и не понял, а только плюнул и тут же обо мне забыл» — кому из стихийный психотерапевтов не приходилось выслушивать подобные упреки, слабо защищаясь игрой «я хотел как лучше» или «я всего лишь делал все, что мог, думая только о тебе»). Однако кармические программы редко размещаются в тех рамках, которые им предусматривает общественное подсознание и, в частности, интимные моменты и короткие, но очень высокие и важные для обоих партнеров медитации предусмотрены практически каждым парным эгрегором, независимо от возрастных и социальных различий между партнерами.

Весьма располагающими для таких медитаций или, по крайней мере, для моих медитативных состояний с высоким уровнем настроенности на партнера, являются периоды активности синастрических планет моего четвертого дома, и партнер, если он достаточно внимателен, заметит, что в этих ситуациях я обнаруживаю глубину, которой он, при должной деликатности, может достичь и повлиять на мои фундаментальные жизненные позиции и другие обычно скрытые в глубинах моего подсознания структуры. Но это для него никогда не просто: его ситуация со мной похожа на положение Ивана-царевича перед избушкой на куриных ногах, которой нужно сказать вполне определенное заклинание («встань к лесу задом, ко мне передом»), и только тогда ее двери откроются и баба-яга окажется не грозным врагом, а замечательным помощником.

Здесь парный эгрегор многого ждет от нас, и подготовит и внешние обстоятельства, которые как бы сами расположат нас к откровенности — но многое, как всегда, зависит от нас самих, а также от предварительно достигнутого (чтобы не сказать — завоеванного) уровня проработки этого аспекта, при том еще, что этот уровень не в последнюю очередь определяется проработкой планет, попадающих в мой четвертый дом, и моей проработкой этого дома.

Рассмотрим, например, синастрию, в которой Марс партнера находится в его седьмом доме и моем четвертом доме. Если его Марс к тому же стоит в Стрельце и плохо проработан, то понятно, что активность моего партнера будет крайне опасной для меня, по крайней мере, с точки зрения моего подсознания: на низком уровне такой натальный Марс означает общую установку партнера на резкую и бескомпромиссную войну со мной, а поскольку он попадает мне в четвертый дом, его действия будут восприниматься мной как охота на самолете за подводной лодкой, с последующим ее уничтожением глубинными бомбами — понятно, что здесь не до интимности, и моя субмарина при первом же проблеске самолетных крыл на радаре моментально погружается в самые недоступные океанские глубины. Поэтому минимально удовлетворительное взаимодействие между нами возможно лишь при его тщательной проработке своего Марса, то есть уменьшении агрессивности и обучении сотрудничеству вместо конфронтации. Но в то же время мой четвертый дом это не только мое уязвимое место: при надлежащей проработке фундаментальных принципов и появлении истинного религиозного чувства он становится, наоборот, мощным оружием, перед которым отступит самый грубый и поверхностно-энергичный синастрический Марс — и тогда мой партнер поймет на своей шкуре, что такое сила глубоких религиозных принципов и установившихся жизненных позиций: четвертый дом это еще и сила духа, то есть источник всех вообще сил и энергий человека.

Но пока я не ощущаю силу своего духа и глубокого религиозного чувства как совершенно для себя реальную, каковы же мои средства защиты от грубого поведения партнера? Пассивный вариант уже упоминался — это полное игнорирование партнера — тогда я предстаю для него чем-то вроде черной дыры, куда уходит вся энергия его планет, попадающих в мой четвертый дом, и никакого возврата и вообще моих последующих реакций он не чувствует (хотя реально какая-то глубинная реакция у меня возникает всегда, просто я и, тем более, он можем ее не заметить, особенно если изменения обнаруживаются через месяцы или годы). Активный вариант защиты здесь очень своеобразен: я воспринимаю все его стимулы в чисто теоретическом плане, как некоторые метафизические спекуляции, имеющие ко мне лично косвенное отношение; и чем настойчивее становится мой партнер, тем более (как мне искренне кажется) удаляется он от моих реальных проблем и обстоятельств. Особенно выраженным будет такого рода недоразумение, если моему четвертому дому соответствует его дневной дом, скажем десятый, где речь пойдет (в реальности партнера) о практических действиях или решениях, в то время как я буду воспринимать энергию моего партнера «вообще», игнорируя все его «частности» как несущественные для меня или, во всяком случае, нуждающиеся в теоретическом осмыслении и оправдании.

При интерпретации синастрических планет четвертого дома очень важно предварительно рассмотреть его положение в моей карте: сильный он или слабый, гармоничный или пораженный, насколько он проработан и в данный период моей жизни активен. Последнее обстоятельство особенно важно, так как действие любых аспектов положения в учебниках астрологии (в том числе и в данном) описывается в период их активности — и если, например, мой четвертый дом в данный период жизни слаб, то он скорее всего как бы «потушит» действие планет партнера, в него попадающих. Если эти планеты в карте партнера сильные, то есть для него актуальны, это может создать эффект полного взаимонепонимания, так как я никак не отреагирую на самое важное в его жизни — в то время как он, чувствуя мой четвертый дом, ожидает от меня глубокой заинтересованной реакции.

Если пораженная планета партнера попадет в мой гармоничный четвертый дом, также возникает ситуация, в которой партнер, приходя ко мне с острыми углами и проблемами, не в состоянии понять, как я могу столь отстраненно и благодушно («что Бог ни делает, все к лучшему») воспринимать его несчастья и трагические положения, требующие незамедлительного вмешательства.

Приведенные ниже толкования синастрических планет в четвертом доме ни в кое мере не претендуют на полноту (как, впрочем, и все остальные толкования в этой книге), и преследуют лишь цели иллюстративного порядка: они предлагаются скорее вниманию астролога, нежели его клиентов.

Синастрическое Солнце в четвертом доме

В основании твоего бытия лежит что-то еще.

Это многообещающий для нас обоих аспект… если мы сумеем разгадать его смысл. Воля партнера весьма значима для меня, но он может этого вовсе не замечать, поскольку мои реакции на его инициативы чаще всего не заметны ни для него, ни для меня — исключая мои ответы в чисто теоретическом плане. Тем не менее, его воля подтверждает или сокрушает мои жизненные позиции, и я, конечно же, не остаюсь к этому равнодушным. Другими словами, волевые стимулы этого партнера проверяются мной (во всяком случае, подсознательно) с точки зрения моих жизненных позиций, и, наоборот, жизненные позиции проверяются на материале его инициатив в моем отношении.

Например, если Солнце жены находится в четвертом доме мужа, а у последнего имеется жизненный принцип: «Выслушай женщину и сделай наоборот», то всякая инициатива его жены будет в первую очередь соотноситься с указанным принципом, и лишь после этого рассматриваться по существу; однако применительно к инициативам других женщин, чье Солнце попадает ему в иные натальные дома, этот принцип будет вспоминаться далеко не так часто, а звучать не так угрожающе. Но если в какой-то момент принцип не сработает, то есть муж не последует инициативе жены и в этом ошибется, или, наоборот, последует ее воле, и все получится наилучшим образом, он будет это долго и тяжело переживать, и, может быть, даже заболеет от огорчения: перестройка жизненных позиций — очень трудное, неприятное и энергоемкое занятие.

В гармоничном варианте отношений я буду доверять партнеру, а моя поддержка даст ему новые источники силы и вдохновения — но для этого он должен добиться моего глубокого одобрения его бытия в мире и самом себе.

Синастрическая Луна в четвертом доме

Стены дома призваны соединить человека с окружающим миром.

Это очень нежный аспект, который может дать партнерам глубокое удовлетворение и умиротворение, но также и возможность нанесения тяжелых душевных ран, причем участие разума здесь ничтожно, все взаимодействия идут интуитивно или наугад.

При хороших отношениях меня будут очень радовать визиты партнера ко мне домой — я окружу его заботой, уютом, теплом, а он с большим чувством расслабиться и, ощущая себя непринужденно и в безопасности, поговорит со мной о моей семье, и о жизни вообще, не касаясь неприятных мне конкретных проблем.

Если женская луна попадает в четвертый дом мужчины, то, оказавшись у него дома, она может испытать сильное желание остаться там навсегда — или быстро уйти, если контакт с домом не возникает. Это, однако, не более чем первое приглашение: если она там действительно поселится, то, пытаясь освоиться, включит свой четвертый дом, который войдет во взаимодействие с четвертым домом партнера, и сразу активизируются синастрические аспекты между ними. Если, наоборот, мужская луна попадает в четвертый дом женщины, то ему может очень нравится ходить к ней в гости и жаловаться на свою жену, получая моральную поддержку в виде неспецифических или специфических знаков женского внимания — и ему может вовсе не приходить в голову, что эти его визиты играют в жизни женщины очень большую роль — может быть, положительную, а может быть, причиняют ей глубокие страдания (чаще и то, и другое, но она может плохо осознавать свои чувства).

На высоком уровне этот аспект дает мне возможность создать партнеру ощущение уверенности в себе и своей жизни; он же своей бескорыстной заботой и любовью ко мне может сдвинуть меня даже с самых нигилистических жизненных позиций и пессимистических взглядов на мир и эволюцию в целом.

Синастрический Меркурий в четвертом доме

Слово правды о человеке редко бывает адресовано ему лично.

Этот аспект может стать источником глубочайшего и трудноразрешимого взаимонепонимания между мной и партнером, если Меркурий стоит у него, скажем, в первом, третьем или одиннадцатом доме. Тогда ему будет очень трудно понять мою реакцию на его слова — его, так сказать, «голос разума». Вообще он склонен временами ощущать, что должен сообщить мне что-то очень для меня важное, фундаментальное, касающееся моих центральных жизненных установок — но это окажется не так легко, в частности, потому, что я долго не буду склонен поддерживать такие темы, исключая абстрактные рассуждения, слабо касающиеся меня лично. Партнеру, вероятно, будет непонятно, насколько глубоко в мое подсознание попадают некоторые его рассуждения, и в какой степени они могут быть болезненными для моей самооценки в тех случаях, когда они колеблют мои жизненные позиции. Но и наоборот, его речи могут их поддержать, и тогда я стану относиться к партнеру с удивительной теплотой и прощу ему многое, хотя он может этого и не заметить, и, более того, обоим нам останется непонятной эта моя теплота и доверие.

Принимая его у себя в доме, мне, наверное, захочется высказать ему свои взгляды на жизнь и получить его поддержку — но именно в целом — корней моего существования. Может быть, я покажу ему масляный портрет моего прадеда или свожу на экскурсию на кладбище, где похоронены мои дед и бабка и уже предусмотрено место для моих родителей и меня самого — если он воспримет это здраво и с уважением или процитирует подходящее место из Омара Хайяма, он может завоевать мою преданность (особенно если я склонен верить словам вообще), которую потом будет трудно поколебать.

Но в основном речи партнера я буду воспринимать приблизительно как мурлыканье домашней кошки, и ему, может быть, это покажется обидным, или он сочтет меня тупицей, что будет вовсе несправедливо, поскольку по-настоящему важные для меня слова, если ему удастся их найти, я выслушаю с величайшим вниманием и даже, может быть, изменю впоследствии казавшиеся незыблемыми установки.

Синастрическая Венера в четвертом доме

Бог есть красота, которую нужно увидеть.

Если этот партнер — член моей семьи, то он будет очень украшать мой дом — по крайней мере, с моей точки зрения. Мне, вероятно, будет приятно его ненавязчивое присутствие в доме, незаметные заботы о его интерьере и т.д. Это благоприятный аспект для супругов, который может помочь им смягчить многие противоречия и внести в дом любовь — но многое, конечно, зависит от того, в каком доме партнера стоит его Венера.

Красота и любовь моего партнера глубоко меня трогают и очень мне нужны — но я, а тем более он, можем об этом и не догадываться, поскольку мои реакции будут скрытыми и неочевидными мне самому. Но партнер, если захочет, сможет проникнуть в глубину моей души и смягчить самые мои острые противоречия, негативизм и непримиримость на уровне жизненных позиций и глубочайших убеждений, часто неосознанных и формировавшихся в раннем детстве.

С другой стороны, в ситуациях, исключающих для меня включение четвертого дома, то есть не на своей территории, в социуме или на природе мои реакции на нежные чувства партнера скорее всего будут достаточно абстрактно-проходными, что может ввести в заблуждение не только его, но и меня самого.

В этом аспекте есть очень своеобразные скрытые трудности: парный эгрегор ждет от моего партнера, чтобы тот своей любовью помог мне разрешить самые сложные фундаментальные вопросы моего бытия, например, помог мне открыть в себе источник религиозных чувств, в то время как партнеру при включении его Венеры, может быть, обсуждать или хоть как-то затрагивать эти вопросы вовсе не захочется, гораздо интереснее узнать, люблю ли я его, и как давно…

Синастрический Марс в четвертом доме

Копая другому яму, ты рискуешь погибнуть от землетрясения.

В этом доме Марс в падении, и мы с партнером быстро это почувствуем, хотя и совершенно по-разному.

Ему будет очень трудно оказывать на меня любое силовое воздействие: я буду либо начисто игнорировать любое давление, либо возражать на таком высоком теоретическом уровне, что партнер легко может впасть в аффективное состояние (какое именно, зависит от положения его Марса в знаке и доме), озлиться или растеряться.

Мне же активность партнера часто будет казаться нетактичной, неуместной и грубой… но это совсем не обязательно так, и мои попытки рационализации неприятных чувств скорее всего ошибочны.

Истинная причина моего дискомфорта, вызванная этим аспектом, заключается в том, что энергия партнера попадает в очень глубокие и уязвимые слои моего подсознания. На высоком уровне проработки наших отношений он может выступать для меня в роли духовника, помогая мне разобраться с основами моего мировоззрения, устранить в нем хаос, навести порядок и обнаружить высший смысл бытия — моего лично, а заодно и мира в целом. Однако пока наши отношения не сложились и мы не готовы к работе на таком уровне, в минуты откровенности, на которую партнер склонен меня вызывать, ощущая своим Марсом уютный аромат моего четвертого дома, я буду для него уязвим, в первую очередь, в главном — в своих жизненных позициях, которые он, часто сам того не желая и не имея в виду, будет энергично колебать (иногда, впрочем, поддерживать), а я в таком случае могу дать пылкую реакцию негодования, совершенно не соответствующую смыслу (для него) его действий. Например, не думая ничего плохого и отклонив (по причине занятости) мое приглашение прийти ко мне сегодня вечером в гости поболтать, он и не подозревает, что может вызвать у меня следующую цепочку мыслей (особенно при пораженном и непроработанном четвертом доме): «Он не хочет приходить, значит, он считает меня ниже себя, значит, я ничтожество, и что ужаснее всего, все это уже поняли и вынесли мне свой приговор вечного остракизма!»

В гармоничном варианте отношений партнер быстро уловит, какие проявления его активности я воспринимаю болезненно и будет их тщательно избегать, инстинктивно косвенно поддерживая своими действиями мои жизненные позиции — тогда и от меня он получит большое энергетическое усиление. Однако парный эгрегор может ждать от нас боле тонких взаимодействий.

Синастрический Юпитер в четвертом доме

Джинны, как правило, строят воздушные замки.

Собираясь ко мне в гости, партнер ощутил себя чем-то вроде деда Мороза; может быть, он купит пышный торт и подарки всем детям. В любом случае, если наши отношения складываются, я буду воспринимать его визиты к себе как праздник, и он также (здесь, впрочем, нужно смотреть и на другие синастрические аспекты).

Если мой четвертый дом поражен, партнер может казаться мне представителем неизъяснимо лучшего и светлого мира, где людям живется легко и есть на что опереться в жизни — но вряд ли партнер сможет (даже если захочет) стать опорой в моей жизни. Если его Юпитер гармоничен, наши встречи могут чем-то напоминать визиты богатого филантропа в кварталы бедноты, если же Юпитер поражен, то партнер может быть склонен к самоутверждению за мой счет: недостатков моего жилища, сложностей семейной жизни, неустойчивости жизненных позиций, низкого уровня самореализации.

При гармоничном четвертом доме я могу отчасти раздражать и выводить из себя партнера (особенно если его Юпитер не совсем гармоничен) своей неблагодарностью по отношению к его дарам и вообще принятием всей его филантропии как должного. Однако, хотя его надменное выражение лица по видимости не производит на меня впечатления, в глубине души я могу быть им глубоко уязвленным, поскольку оно (выражение) подрывает мою функциональную позицию: «Я чего-то в этом мире стою».

На высоком уровне проработки аспекта партнер может помочь мне ликвидировать внутренний догматизм и узость восприятия в сфере жизненных позиций, и показать, что мир и я сам на самом деле шире, богаче и разнообразнее, чем я воспринимаю, и что дом, семья, родина, Бог для меня самого значат гораздо больше, чем я думаю и даже могу вообразить. Если партнеру удастся это сделать, у меня откроются большие возможности внутреннего развития, а у него в карте активизируется Юпитер, что принесет ему удачу в соответствии с положением Юпитера в его натальной карте.

Синастрический Сатурн в четвертом доме

Человек может сказать эпохе не больше, чем она говорит ему.

Этот человек послан мне, чтобы я лучше понял свои основные жизненные устои, природу своей религиозности и фундамент своего существования. Однако это никому не дается легко, и вряд ли наши отношения будут складываться просто — по крайней мере, если они окажутся для меня достаточно серьезными.

Во всяком случае, на пути к моему доверию и любви мой партнер столкнется с большими затруднениями неочевидного порядка — да и я сам вряд ли смогу объяснить, почему иногда буквально замерзаю в его обществе именно в те минуты, когда положение само как бы приглашает меня расслабиться — например, в моем собственном доме. Партнер в таких случаях становится серьезным до жестокости и может пытаться говорить со мной о фундаментальных вопросах моей жизни, но в данном случае ему мало серьезных намерений, нужно еще и хорошее понимание моих внутренних (да еще и внешних) обстоятельств, иначе он спроецирует на меня собственный догматизм и некомпетентность — а в таких деликатных вопросах, как семейная жизнь, общее отношение к бытию или интимная религиозность, даже небольшая его неточность будет воспринята мною как грубость и бестактность, и я замолчу или переведу разговор на совершенно абстрактные или чисто теоретические рассмотрения. Но чаще всего я буду просто избегать подобных взаимодействий, по опыту зная, что когда партнер делается сумрачно-серьезным и начинает толковать о моем долге перед самим собой или другими, лучше воспринимать его как предмет домашней мебели… которая, действительно, порядком обветшала и нуждается в замене.

Синастрический Хирон в четвертом доме

Если ничто не способно задеть тебя за живое, значит, ты давно умер.

Зайдя ко мне домой, этот партнер может ощущать сильное искушение побезобразничать, нарушив мои устои: например, подорвать мой авторитет как отца, объяснив моим детям, что непослушание в их возрасте есть верный залог развития творческих способностей в юности и далее. С его стороны все это может восприниматься как забавная шутка, особенно если его Хирон гармоничен, но моя реакция может быть очень серьезной, поскольку, сам того не желая, партнер может задеть нежную струнку моей глубинной неуверенности в себе — здесь многое зависит от аспектов моего четвертого дома и уровня его проработки.

Хирон — коварная планета, и ее воздействие, несмотря на внешне хаотически-бессмысленное оформление, часто целенаправленно и совершенно реально, и даже при гармоничных аспектах моего четвертого дома партнер иногда поколеблет мои, казалось бы, нерушимые жизненные позиции. Поэтому я могу втайне опасаться хиронических проявлений партнера, стараясь воспринимать их совершенно абстрактно.

По идее партнер может сделать для меня очень много, помочь найти выход из моих самых главных жизненных и мировоззренческих тупиков, и даже обрести своего Бога — но для этого нами должен быть пройден длинный путь, ему нужно научиться всерьез воспринимать и видеть мой внутренний мир и главные подсознательные установки, я же должен научиться искать в его проявлениях намеки на глубокие для себя истины и не обижаться, если они оказываются горькими.

Синастрический Уран в четвертом доме

Слишком сильно опережая свое время, ты рискуешь разорваться пополам.

Будет ли этот человек подрывать мою веру в себя? Ложную веру, скоре всего, будет, особенно при активном Уране. Однако его Уран всегда будет оживляться, когда он будет приходить ко мне домой или говорить со мной о моих домашних делах или главных жизненных установках, или на любые теоретические темы. Суждения и действия партнера в этих ситуациях могут показаться и мне излишне эксцентричными, фантастическими и лишенные логики, чтобы не сказать бессвязными, но при этом они могут довольно глубоко меня задеть и даже в чем-то подорвать мою внутреннюю самооценку. Но все же этот аспект более опасен для него, особенно при сильном Уране, что партнер может явно недооценивать, тем более что мои реакции могут быть скрытыми от него (да и во многом от меня самого).

В целом это потенциально очень сильный аспект, поскольку отблески его уранических разрядов могут озарить мне такие подробности моего подсознания, и притом самых фундаментальных его программ и установок, какие я сам никогда бы не увидел; с другой стороны, мои серьезные теоретические соображения (или домашняя забота и поддержка), касающиеся партнера, могут вдохновить его на великие откровения — хотя он вовсе не обязательно ощутит их связь с моим скромным участием в его жизни.

Синастрический Нептун в четвертом доме

Если ангелы, глядя на тебя, плачут, это значит, что Бог до тебя еще не достучался.

Этот партнер может вызывать у меня некоторые неясные опасения и подозрения. Не обманет ли он меня в чем-то главном? Однако худшего врага и обманщика человека, чем он сам, не существует: любой партнер может лишь активизировать мои собственные программы самообмана. В данном случае партнер может (сознательно или бессознательно) сыграть на моих фальшивых ощущениях собственной важности и устойчивости в мире. Если в минуту откровенности и сомнения в себе я спрошу о его мнении в целом на мой счет, ему будет очень трудно ответить мне точно на интересующий меня вопрос, а любой неточный его ответ для меня не прозвучит или будет воспринят совершенно абстрактно — однако может быть подхвачен программами подсознания, поддерживающими мое ложное самоутверждение (за счет других и т.п.). Например, мне может быть очень приятно, когда партнер, заходя ко мне домой или непринужденно беседуя в иной достаточно уютной и привычной мне обстановке, вяло поругивает общих знакомых за отсутствие качества, которыми я, по собственному мнению, наоборот, обладаю и очень этим горжусь. Потом у меня, правда, может возникнуть неприятное чувство легкой брезгливости по отношению к партнеру вкупе с сомнениями в его искренности и бескорыстии, но оно, вероятно, быстро рассеется.

Партнеру может казаться, что он легко втирается мне в доверие путем лести и похвал моему дому и семье… но это не так просто, равно как и его размывание моих жизненных установок все же будет иметь ограниченный характер.

Вообще этот аспект с тонкими положительными эффектами, особенно для моего партнера: он может обожать ходить ко мне в дом, играть с детьми и т.п., не подозревая, что его медитация в подобных ситуациях могли бы быть гораздо выше… я, впрочем, тоже не буду об этом подозревать, хотя со временем могу заметить, что раскрываясь в общении с партнером, сильно меняю его восприятие реальности — однако как можно конструктивно использовать подобные обстоятельства, понять, особенно при поверхностном знакомстве, довольно трудно.

Синастрический Плутон в четвертом доме

Не руби сук, на котором сидишь! Вообще слезь с дерева, человек!

Включение этого аспекта несет некоторый привкус угрозы и необходимой жертвы, и я, вероятно, буду чувствовать это сильнее, чем партнер, хотя реально этот аспект проявляется опаснее, или, точнее, серьезнее для него.

По идее партнер будет чистить мои жизненные позиции и главные установки, как осознанные, так и подсознательные. При включении его Плутона это будет происходить не только по его воле, но и как бы само по себе: обстоятельства вокруг наших отношений буду складываться так, что нелогичность, сумбур и просто низкий уровень моих фундаментальных жизненных установок обнажатся и проявятся в моей жизни непосредственно — но, конечно, это вовсе не означает, что я пойму, что же на самом деле происходит и чт тому виной — вполне вероятно, что я обвиню во всех своих бедах и неприятностях партнера.

Однако аспекты высших планет, в частности, рассматриваемый здесь, проявляются чаще всего в мелочах, оттенках общего фона и атмосферы, так что мы оба, если не будем внимательны, можем ничего и не заметить. Все же мне будет трудно полностью расслабиться и почувствовать себя уютно и непринужденно — что называется, «как дома» — в его присутствии. Но мне нужно помнить, что через этого человека ко мне идут малые испытания и крохотные невозвратные потери, касающиеся самого главного, фундамента моей жизни, и если я их перенесу и смирюсь перед малыми жертвами, я выдержу и большое испытание, а крупные жертвы окажутся ненужными.

ПЯТЫЙ ДОМ

Пятый дом управляет сферами моего непрямого самовыражения: на высоком уровне это процесс творчества, на среднем — различные игры или развлечения, в которых я принимаю достаточно заинтересованное участие и использую различные образы своего «я», или, другими словами, роли. Вообще говоря, роли пятого дома, в отличие от личности первого дома, ко мне не приклеены: я могу их менять по собственному усмотрению, но, конечно не совсем произвольно, поскольку любая внешняя ситуация оказывает на меня сильное давление, навязывая вполне определенную роль, выйти из которой может быть очень трудно.

В общении и любых других взаимодействиях с партнером я, как правило, вырабатываю одну-две роли и соответствующие им маски, которыми пользуюсь, безжалостно их эксплуатируя, причем попытки выйти за пределы этих двух ролей могут встретить отчаянное сопротивление как моего подсознания, так и моего партнера, способного приложить большие усилия для того, чтобы выгнать меня из какого-то дотоле неизвестного, непонятного и явно опасного для всех состояния и перевести в хорошо знакомое и привычное.

Каковы именно мои наиболее распространенные и естественные для меня роли и маски, покажет мой пятый дом и его натальные аспекты; какими ролями и играми порадую я партнера, покажут синастрические аспекты моего пятого дома, в частности, планеты партнера, находящиеся в нем.

Как обычно, источником больших недоразумений может служить несоответствие домов в наших с партнером натальных картах. В случае пятого дома я подсознательно рассматриваю свои роли и маски в конечном счете как некоторые инструменты, употребляемые для взаимодействия с внешним миром (и с различными эгрегорами, то есть с тонким миром), но все же отдельные от моей сущности. Это, однако, будет трудно понять партнеру, если моему пятому дому соответствует его, скажем первый, второй или четвертый, то есть когда моей игровой установке соответствует его личная, этическая или фундаментально-экзистенциальная.

Сталкиваясь с моим пятым домом, партнер увидит меня в моем непринужденно-игровом, возможно, легкомысленном и свободном и часто довольно эксцентричном виде, но вряд ли он сможет назвать все это полной искренностью в личном понимании этого слова. Пятый дом это в сущности театральная сцена, где от партнеров естественно ожидать мастерства перевоплощения и игры, но не откровенной исповеди. Все это может порой приводить моего партнера в отчаяние, особенно если ему нужно поговорить со мной серьезно, а я в ответ на его приглашение начинаю цитировать любимых поэтов или устраиваю детский крик на лужайке. С другой стороны, особенно при поражении пятого дома, мои маски могут быть мрачными, а роли — угрюмыми, и тогда я буду душить ими своего партнера, и ему может быть очень сложно от этого защититься, тем более что сражаться ему придется не со мной, а, так сказать, с наемной армией, при том, что я сам останусь от сражения несколько в стороне.

Следует заметить, что вообще пятый дом далеко не столь празднично-весело-легкомысленен, как это может показаться при первом чтении астрологического учебника, где в соответствующем описании обязательно будут упомянуты любовники, развлечения, дети, спорт и разнообразные игры. Дело в том, что игры и игровые ситуации (действительно идущие под пятым домом) во взрослой жизни распространены гораздо шире, чем это принято думать, и чаще всего в них нет ничего веселого, легкомысленного и искреннего: это характерные ролевые сюжеты, шаблонно повторяющиеся в жизни человека и его окружения; они могут быть очень тяжелы и даже разрушительны для некоторых, а иногда и всех без исключения участников (за подробностями автор отсылает читателя к книгам Эрика Берна). Поэтому, активизируя своими планетами мой пятый дом, партнер искушает меня включить его в качестве участника в одну из моих стандартных игр, и сопротивляться ему будет очень трудно, поскольку у меня есть уже большой опыт ведения своих сюжетов, и весьма вероятно, что он окажется перед выбором: или вписаться в мою игру в определенной роли, или пытаться сломать всю мою игровую систему в целом, или убираться от меня восвояси. Если партнер пойдет по второму пути и окажется достаточно сильным и настойчивым, он может буквально разрушить мои основные роли и маски, и тогда я окажусь в очень трудном положении, подобно даме, у которой похитили всю одежду (пятый дом), оставив в ее распоряжении только минимальную косметику (первый дом) — выйти после этого в общество довольно трудно. Подсознательно люди это, конечно, чувствуют и потому борются за свои роли, игры и сюжеты аки львы, иногда предпочитая тяжелую болезнь и даже смерть разрушению своих жестких структур пятого дома.

Синастрические планеты пятого дома покажут, на какие роли я буду (часто бессознательно) пытаться определить моего партнера — и чаще всего поначалу он не будет особенно возражать, но впоследствии, при включении остальных наших синастрий, ситуация может резко измениться.

Вообще синастрические планеты можно толковать ролевым образом во всех моих домах: например, синастрическое Солнце символизирует моего партнера как отцовско-начальственную фигуру, Луна — как материнскую или дочернюю, Венера — любовницу (соперницу) или любовника, Марс — поклонника или соперника и т.д. Но в пятом доме жизнь приобретает подчеркнуто-символическое значение, то есть я воспринимаю партнера как играющего вместе со мной некоторую пьесу, а синастрические планеты моего пятого дома укажут его амплуа, от которого деваться, извините, некуда.

Синастрическое Солнце в пятом доме

Боже! Почему ты мной так плохо руководишь?

У этого партнера быстро возникает впечатление, что он имеет надо мной большую власть; отчасти такому впечатлению буду способствовать я сам, инстинктивно включая его в свои стандартные игры и повторяющиеся сюжеты на роли отца-начальника. Позже, однако, выясняется, что моя покорность лишь ролевая, да и то чаще всего лишь в рамках разыгрываемого сюжета, который может, по мере своего развития, получить над партнером невидимую, но почти полную власть.

Рассмотрим характерный для этого аспекта пример игры. Женщина, имевшая в детстве тяжелые отношения с отцом или в юности — неудачную первую влюбленность, обращается в качестве компенсации к игре «Все мужчины — дерьмо, и пора им это показать». Игра ведется следующим образом: на первой фазе мужчина сначала покоряется, приводятся в состояние безмерного восхищения, трепета и ползания на коленях — иногда эта фаза завершается замужеством; на второй фазе в нем обнаруживаются разнообразные пороки, и он с негодованием отвергается. Весьма подходящим для подобной игры будет партнер, чье Солнце попадает женщине в пятый дом: вначале он почувствует себя полным хозяином ситуации и безраздельным владыкой слабого женского начала, но постепенно выяснится, что владеет он не самой женщиной, а лишь некоторым женственным образом, который влечет его по вполне определенному сюжету, а в конце внезапно трансформируется в большого недружелюбного дядю с функциями вышибалы.

Вообще мой пятый дом это прекрасное место для легких необязательных развлечений и игр, но все попытки переключить меня здесь на личное восприятие или серьезное обсуждение проваливаются, и партнер или принимает мои правила игры или должен сломать ее в целом, что он в данном случае, может быть, и попытается сделать — но скорее он просто отыграет отведенную ему «солнечную», то есть как бы инициативную и решающую роль… в пределах моего сюжета, о чем он может догадаться лишь много позже.

Синастрическая Луна в пятом доме

Вопиющий о черной неблагодарности, знай: ты ее заслужил.

Этот партнер быстро поймет, что главная задача его жизни — это забота обо мне или, перепутав местами лошадь и телегу, решит, что судьба наконец-то послала ему в моем лице материнскую фигуру. Однако развитие событий быстро покажет ему, чье здоровье, комфорт и благосостояние важнее, и кто должен о них печься. Вообще этот синастрический аспект, как, впрочем, и многие другие, крайне несправедлив, несимметричен, и здесь (исключая крайние случаи) партнер гораздо более уязвим, нежели я. Дело в том, что он будет воспринимать мои сценарии очень эмоционально и близко к сердцу, в то время как я приму его искреннюю заботу как хорошее (или не очень) ролевое действие, и сам предстану для его Луны, то есть подсознания в целом, как марионетка, разыгрывающая на сцене определенный сюжет.

Этот сюжет может поначалу устроить партнера, в особенности, если в его наборе ролей есть материнская фигура и я подхожу ему как опекаемый и поддерживаемый объект… но мой сюжет, предлагаемый партнеру, может оказаться довольно жестким и поворачивающимся совсем не туда, куда по видимости собирался в начале. Тогда вероятен разрыв или, по крайней мере, конфликт, в котором партнер будет сильно страдать, обвиняя меня в неискренности и сокрушаясь по поводу напрасно потраченных на меня усилий и вообще «добра», мне адресованного.

Положительный вариант аспекта это, например, жена художника, оберегающая его творчество своим вниманием и заботой.

Синастрический Меркурий в пятом доме

Будь ты в самом деле умнее меня, ты бы это тщательно скрывал.

Этот аспект может дать партнерские отношения типа постоянных игр в интеллектуальные кошки-мышки, более или менее невинные и безопасные, в зависимости от аспектов пятого дома и Меркурия.

В моих сценариях я отдам этому партнеру роль вестника, или друга, с которым буду обсуждать мои насущные проблемы и который выскажет заранее определенное мнение; следуя сюжету, я этому мнению подчинюсь — возможно, чтобы потом, явно или скрыто, возложить на партнера вину за происходящее.

Опасность, угрожающая моему партнеру, заключается в переоценке собственных умственных и речевых усилий, направленных в мою сторону: я буду воспринимать его тексты в преломлении моего сценария и все, ему не соответствующее, скорее всего, просто пропущу мимо своего сознания (и подсознания). Все попытки партнера выйти из назначенной ему роли, в частности, поговорить со мной всерьез, будут натыкаться на очень сильное мое сопротивление, природу которого нам обоим будет очень сложно понять; на самом деле это сила самого устойчивого сюжета, который создавался, может быть, годами и десятилетиями, и опровергнуть его или даже выйти за его рамки бывает необыкновенно трудно.

Однако первоначально у партнера может возникнуть впечатление, что я легко управляем, а особенно хорошо поддаюсь влиянию его слов и доводов; меня они, действительно, будут вдохновлять, но активизация пятого дома покажет, прежде всего, уровень его проработки: надену ли я на себя жесткую роль, побегу на стадион, включу видео, рожу ребенка или напишу оперу — и во всем этом партнер будет живейшим образом заинтересован и поможет мне словом, которое (при проработке аспекта) может оказаться и делом.

Синастрическая Венера в пятом доме

Красавицу играют поклонники.

Этот партнер может занять одну из лучших ролей в моих сюжетах: Красавца, Любовника, Возлюбленного, Светского Льва, Джентльмена и т.д. — но это, к сожалению для него, вовсе не значит, что я и на самом деле так его воспринимаю, даже если течение сюжета сделает его моим фактическим любовником. Роли, маски и сюжеты моего пятого дома суть инструменты, с помощью которых я отрабатываю сложные для меня социальные ситуации, и здесь доля моей искренности минимальна, чего партнер, особенно на венерианской роли, может поначалу не заметить. Потом, чуть освоившись, он, вероятно, заметит, что мои комплименты, восхищенные взгляды и даже видимое обожание в большой мере заданы разворачивающимся сюжетом, включающим его во вполне определенные ситуации и довольно точно очерченную роль. Но какими бы сценариями я ни пользовался, более или менее примитивными, и предоставляющими ему большую или меньшую свободу действий и проявлений красивых и нежных чувств ко мне, партнеру будет сложно достучаться до моих истинных реакций и подлинных чувств — по крайней мере, это касается его чисто венерианских проявлений.

Правда, у него самого может возникнуть впечатление, что я нахожусь под большим влиянием его обаяния, красоты, социальных манер и т.д., и что он может, пользуясь ими, мной манипулировать — но реально он скорее попадет в мои сценарные сети, и, включившись эмоционально, может сильно пострадать впоследствии от жестоко разбитого сердца, а иногда и подмоченной социальной репутации.

Но вообще, для людей, не пользующихся в своей жизни жесткими сценариями и грубым манипулированием чужими чувствами, это очень гармоничный и привлекательный аспект: например, сотрудничество художника и вдохновляющей его модели.

Синастрический Марс в пятом доме

Самый страшный господин человека это его внутренний раб.

Если синастрическое Солнце в пятом доме символизирует роль Режиссера в моих сценариях, то синастрический Марс олицетворяет в них Главное Действующее Лицо; в женском гороскопе это может быть Герой-Любовник, но это совсем не обязательно: вообще говоря, в роли Главного Действующего Лица может оказаться Начальник, Муж, Друг, Враг, Советчик… словом, кто угодно, лишь бы он(она) нес на себе основное энергетическое начало сюжета.

Например, пораженный Марс партнера может быть инициатором различных моих неприятностей, которые он же будет впоследствии расхлебывать; тогда в начале сюжета партнер играет роль Возмутителя Моего Спокойствия, затем Обвиняемого Преступника, и наконец Могучего Избавителя-Спасителя — все это может протекать очень мощно, но почти полностью на его энергии, я же при этом, особенно при слабом пятом доме, могу внутренне остаться почти не включенным в возникающие ситуации.

Вообще для данного аспекта характерно взаимонепонимание следующего рода: я своим поведением как бы приглашаю партнера поиграть, но имею в виду вполне определенный сюжет с зачастую ограниченным личным включением; он же включается сильно, часто до агрессивности, и ждет, естественно, того же от меня — ведь в конечном счете я его пригласил поучаствовать… но добиться от меня истинной вовлеченности может оказаться просто невозможным — отсюда его фрустрации, завершающиеся временами конфликтами до угрозы полного разрыва или войны с объявлением или без (в зависимости от положения Марса в его натальной карте).

При проработке аспекта он может быть очень важным для нас обоих: я получу усиление в своем творчестве, а партнер будет им вдохновлен на великие дела, требующие приложения сил, которых у него одного явно бы не нашлось.

Синастрический Юпитер в пятом доме

Если человек звучит гордо, он не прекрасен.

Этот аспект грозит нам с партнером ба-а-льшим разочарованием, если мы склонны принимать первые впечатления за чистую монету. А они будут, например, такими: «Какой великолепный партнер для игр и развлечений» (его) и «Наконец-то мне повезло по-настоящему и явился исполнитель роли Доброго Дядюшки и Счастливого Случая в одном лице!» (мое впечатление). Если же в моих сюжетах эта роль не предусмотрена, я могу спешно ее вставить для облегчения самых трудных для себя положений.

При более близком знакомстве и контактах выяснится, однако, известное расхождение в наших планах и оценках ситуаций, а главное, ролей друг друга. Его желание славно развлечься вместе со мной, наведенное на его Юпитер моим пятым домом, вскоре сменится влиянием его натального дома, содержащего эту планету, и при этом может кардинально перемениться; что же до роли Благотворителя, которую я неявно, но по существу недвусмысленно на него попытаюсь возложить, то в принципе он не имеет ничего против, но что реально может он мне предложить, кроме разве пары билетов на дефицитный спектакль? На это, или что-нибудь в таком роде, я могу смело рассчитывать, но не более того.

Его разочарование может заключаться в том, что рядом со мной он вначале ощущает свободу и расширение возможностей, но включаясь в мои сюжеты, обнаруживает заданность своей — пусть благородной — роли, а главное, глубинную бесполезность своих благодеяний для меня по большому счету. Типичный пример: я играю в благородного нищего, а любые полученные в дар или взаймы деньги моментально спускаю на предметы роскоши, вместо того, чтобы заплатить за квартиру или купить детям теплую одежду. Однако вырваться за границы предоставленной роли партнеру может оказаться вовсе не просто.

При отказе от жестких сценариев мы можем принести друг другу — и миру в целом — много радости и снисхождения, но для этого нужно сначала проработать самые напряженные аспекты отношений и научиться ждать от партнера не больше, чем он сам добровольно предлагает.

Синастрический Сатурн в пятом доме

За свободу нельзя сражаться — она может быть лишь дарована свыше.

Этому партнеру я предложу роли, которые могут пощекотать его тщеславие: моего Обличителя, Дисциплинатора, Увещевателя, Ограничителя и На-Верный-Путь-Выводителя, а также Мудреца и Знатока Кармы, к которому я буду обращаться в затруднительных случаях. Попавшись вначале на эту удочку, партнер может принять мою игру и всерьез в нее включиться, особенно если его Сатурн силен; тогда ему может оказаться очень трудным унести ноги, даже когда мой сюжет повернется совсем уже неожиданным, неприятным, а главное — неблагодарным для него образом.

Ибо абсолютный минимум зла для него в этой ситуации будет заключаться в открытии, что все его мудрые указания и призывы к совести, самоограничению и аскетизму я попросту пропускаю мимо ушей, ставя себе в заслугу уже сам факт их терпеливого выслушивания. Тем самым я как бы говорю своим голосам совести и долга: «Вот видите, я могу вас не слушать, поскольку партнер мне и так все это сказал» — и они умолкают… а я продолжаю свою жизнь как ни в чем не бывало.

Фактически роль, отведенная партнеру, именуется Мудрецом лишь для него: для меня она называется Зануда или, в более тяжелом для партнера варианте, Козел Отпущения, ибо понятно, что на него при случае (учил же он меня жить!) можно спустить всех моих собак раздражения на жизнь в связи с неудавшимися проектами, обидами, разочарованиями и т.д. Если же партнер наивно попытается защищаться, объясняя мне, что я фактически не следовал его советам, у меня всегда есть в запасе железный аргумент: «Надо было лучше войти в мое положение и давать мне реальные для меня советы».

Если я перестану играть в психологические игры, партнер может во многом мне помочь, в первую очередь — углубить и совершенствовать мои роли, заставив меня посмотреть на них более серьезно и ответственно. Характерные трудности партнера — слишком серьезное восприятие игровых для меня ситуаций и проекция роли на сущность: я все же не свожусь к набору используемых мною масок.

Синастрический Хирон в пятом доме

У дьявола нет своих дорог — он просто маскирует одни пути Господни под другие.

Первоначально я буду склонен определить этого партнера на роль шута; он же довольно долго может считать, что я — идеальный объект для его шуток, подножек и других веселых проделок, общий смысл которых — создание вокруг меня хаоса и всевозможных затруднений; конечно, исключая редкие случаи прямой вражды, все это делается партнером как бы в шутку и в ситуациях, воспринимаемых им как игровые для меня. Однако течение моего сюжета может включить партнера гораздо сильнее, чем он первоначально предполагал, и вполне вероятно, что в какой-то момент ситуация захватит его полностью и после этого перевернется: объектом шуток (судьбы и моих) станет он сам, и к тому же окажется в тупике, выход из которого ему еще искать и искать.

Своеобразие нашей ситуации заключается в том, что мой сюжет включает в себя заранее запланированный, но все же бутафорский тупик, из которого в нужный момент открывается выход, и мой партнер как бы мне в этом помогает, но реально (и этим игровые сюжеты отличаются от настоящей жизни) его помощь столь же бутафорская, сколь и тупик, и я это отлично чувствую, а вот он может не заметить и попасть в очень глупую, а при поражении Хирона и опасную для себя ситуацию.

Если я перестану эксплуатировать жесткие сценарии, а мой партнер отчасти проработает Хирон, то этот аспект окажется для обоих вдохновляющим и жизнерадостным, а иногда позволит выйти из настоящих тупиков.

Синастрический Уран в пятом доме

Зачастую, увидев чудо, понимаешь это лишь в следующем воплощении.

При сильном Уране у партнера может возникнуть впечатление, что он для меня представляет фигуру, подобную могущественному и непостижимому Богу, которому я не в состоянии оказать никакого сопротивления, а могу лишь в ужасе покорно повиноваться, или коленопреклоненно внимать Его гласу. Я, действительно, могу создать ему такое впечатление, если включу партнера в игровую ситуацию или определенный жесткий сюжет. В этом случае его Уран активизируется, что может — на низком уровне проработки — грозить партнеру большими неприятными неожиданностями или даже ударами судьбы; однако для меня сопряженные с действием его Урана обстоятельства чаще всего будут носить чисто символический характер, вроде взрывов петард за театральной сценой, включаясь на самом деле в предопределенный с самого начала сюжет.

В качестве примера можно привести ситуацию временного семейного разрыва: муж уходит из семьи, а у брошенной жены поселяется подруга, чей Уран попадает ей в пятый дом. Через короткое время в жизни жены начинают происходить всякие неожиданные и грозные события, вынуждающие мужа пожалеть семью и вернуться обратно; подруга также возвращается к себе. Возможно, что подруга появилась в доме и накануне семейного разрыва.

Повторяясь регулярно, описанный сюжет реально угрожает в основном подруге, о чем она может и не подозревать, наслаждаясь энергией раскола семьи и своей ролью сначала Черного Вестника, а затем Могучего Спасителя-Избавителя… но однажды ей могут без объяснения отказать от этого дома, и, по чистой случайности одновременно, выгнать с работы (если, скажем, ее Уран стоит в десятом доме натальной карты).

В конструктивном варианте это чрезвычайно творческий аспект, например, содружество актера (я) и режиссера (партнер).

Синастрический Нептун в пятом доме

Выйдя замуж, царевна-лягушка сильно скучала по родному болоту.

В моих игровых ситуациях я могу определить партнера на роль Обманутого Простофили, но при этом вполне вероятно, что он воспримет ее как Хитрого Пройдоху, и хотя только развитие сюжета покажет, кто из нас оказался ближе к истине, все же у него значительно меньше шансов правильного понимания происходящего между нами. Дело в том, что роли и жесткие сюжеты во многом условны и сами по себе, но если Нептун партнера стоит не в его пятом доме, он может не понять специфики моего взгляда на ситуацию. С другой стороны, если я не замечу влияния Нептуна и восприму партнера как исполнителя сравнительно честной роли, то, заметив его ложь или обман, я буду возмущен — но все же не до глубины души. Вообще здесь партнер может немного спутать карты моего сценария, но вряд ли существенно его изменит или, тем более сломает — скорее всего, добавит лишних недоразумений, беготни и суеты; но в его жизни последствия подобного вмешательства могут быть гораздо более серьезными, в соответствии с положением Нептуна в его карте.

Возможно, партнер войдет в мой сюжет на роли Нищего Странника, Кормильца-На-Старости-Лет или Призреваемой Старушки, но в любом случае элемент игры воспрепятствует моему искреннему восприятию чувств партнера, по крайней мере, пока я склонен использовать жесткие роли и сюжеты. В гармоничном варианте мы можем вместе ходить на церковные богослужения или концерты симфонической музыки, но глубокие парные медитации станут реальностью лишь при серьезной проработке его Нептуна и моего пятого дома, а также отношений в целом.

Синастрический Плутон в пятом доме

Плаха была соломенной, топор — из хлебного мякиша, но искусство палача не имело себе равных, и приговоренный умер от страха.

Вероятно, особенно при сильном Плутоне, партнер будет взирать на мои игры с некоторой мрачной торжественностью, а возможно, и с известным неодобрением. Ему даже может показаться, что на нем лежит функция Вершителя моих Судеб, по крайней мере, я могу создать ему такое впечатление, приглашая на роли Палача или, мягче, Завершителя Ситуаций, а также Разрубателя Гордиевых Узлов всех форм и размеров. Все это может оказаться сильным искушением для партнера, особенно если он воспримет меня и возникающие вокруг нас ситуации совершенно всерьез — тогда он сильно преувеличит свою роль в моей жизни, а особенно — уровень своего влияния на меня и мою готовность к жертвам и лишениям ради него.

В качестве примера можно привести игру жены, в чей пятый дом попадает Плутон мужа, заключающуюся в поведении ею легкого или среднего флирта с поклонниками. Когда настойчивость очередного поклонника превышает определенный уровень, а сумма сделанных им авансов такова, что дальше уже пора платить по счетам, она устраивает встречу поклонника и мужа, после которой всем троим становится совершенно очевидно, что первому лучше всего убраться из семьи побыстрее и навсегда. Мужу в этой ситуации может казаться, что он полностью управляет эмоциональной жизнью супруги, во всяком случае, всегда может сократить ее нежелательные проявления. В этом, однако, он заблуждается, а повторяющийся описанный выше сюжет грозит ему жестоким уроком: например, жена, вместо того, чтобы спокойно расстаться с очередным, притом явно случайным, кавалером, уходит к нему навсегда, оставляя мужа в безутешном горе и совершенно не понимающим, откуда в мире столько жестокости.

При конструктивных отношениях партнер может помочь мне увидеть недостатки моих ролей и игр и порочность жестко-сценарного подхода к жизни в целом. Тогда я смогу начать восхождение к моей миссии в этом воплощении.

ШЕСТОЙ ДОМ

Шестой дом управляет рутинной каждодневной работой, с помощью которой человек зарабатывает себе на хлеб насущный, и всем, что прямо с этой работой связано, например, инструментами и орудиями труда, и, в частности, главным из них — физическим телом. Кроме того, по шестому дому идут слуги в старинном понимании этого слова, то есть люди, интимно связанные с хозяином и выполняющие его личную волю как свою.

Само по себе понятие шестого дома на первый взгляд противоречит одному из основополагающих положений этического учения Иммануила Канта, согласно которому другой человек всегда должен рассматриваться как цель, но никогда как средство. Соглашаясь с великим философом на высших сферах бытия, астрология вносит, тем не менее, свои коррективы, спускаясь на грешную землю, и констатирует, что присутствие планет партнера в моем шестом доме волей-неволей часто ставит нас, по крайней мере, видимым образом, в отношения хозяин-слуга, что при условии добровольности и надлежащей проработке отношений может оказаться вполне конструктивным для обоих.

Однако вовсе не упомянутое разделение ролей (оно чаще всего принимает без особых возражений) служит главным источником неприятностей и недоразумений при включении синастрических планет шестого дома. Этим источником будет, как и всегда, рассогласование домов в наших натальных картах, так что планеты партнера у него в карте стоят совсем не в тех домах, что у меня, и ему может быть очень трудно понять, какие сами собой разумеющиеся — для меня! — оттенки моего отношения вызовет активизация синастрических планет шестого дома.

Оттенки же эти таковы. Прежде всего, шестой дом символизирует работу, не предполагающую свободного выбора (это прерогатива десятого дома), то есть здесь место вполне определенной деятельности, а все сомнения и выборы, в том числе и у партнера, предполагаются уже завершенными, о чем последний может и не подозревать. Далее, шестой дом имеет вполне определенную ценностную акцентуацию, о которой я не склонен говорить и даже думать, но она для меня очень существенна. Здесь происходит мое личное самовыражение в процессе труда, и сам по себе этот процесс, и часто все инструменты труда, имеют для меня гораздо большую ценность сами по себе, чем можно судить, например, по стоимости производимого мной продукта. Это обстоятельство усугубляется скептическим отношением общественного подсознания практически ко всем другим видам самоутверждения: например, великий актер (пятый дом) или великий мистик (восьмой дом) имеют, возможно, некоторое право на величие (по крайней мере, первый из них), но все равно лишь при условии, что при ближайшем рассмотрении подтвердится, что они также и великие труженики.

Поэтому самоутверждение по шестому дому имеет для меня, скорее всего, гораздо большее значение, чем я могу предполагать — и это очень ярко выражается при активизации синастрических планет шестого дома, когда в мой труд включается партнер, и, естественно, по-своему оценивает и его процесс, и результаты… Одновременно выяснится, насколько я готов к парной работе, и в первую очередь к самой простой ее разновидности — роли хозяина или, наоборот, слуги.

Если я по основному жизненному сюжету склонен болеть, то есть достаточно длительные периоды времени существовать в окружающем мире с майкой, на которой спереди написано «Я болен», а сзади «Помогите мне, чем можете», вполне вероятно, что я приспособлю синастрические планеты своего шестого дома ухаживать за мной: Солнце выбирает врача, Меркурий бежит на рынок, Плутон ставит клизму, а Сатурн занимается протезами; с другой стороны, если заболевает партнер, то аналогичную помощь могу оказать ему я, особенно при сильном шестом доме. Но все же шестой дом скорее управляет здоровьем, чем болезнями, и тогда синастрические планеты в нем покажут, как партнер будет склонен укреплять и поддерживать мое здоровье: при Марсе в моем шестом доме он для этой цели потащит меня в туристический поход, а при Юпитере — на дорогостоящий курорт; а синастрический Сатурн в шестом доме в Рыбах может довести нас и до совместного купания в проруби.

Синастрическое Солнце в шестом доме

Избыток сил, оставшихся после богослужения, охотно заберет сатана.

Мои реакции на инициативы партнера могут его поразить своей серьезностью: я буду склонен не обсуждать, а делать то, что он мне говорит, то есть ставить себя в положение послушного исполнителя его воли. Но если он воспримет мои подобные реакции всерьез, и решит, что я оказался в полном его повиновении, он скорее всего жестоко ошибется.

Прежде всего, я могу быть действительно склонен следовать его воле — но все же лишь в тех пределах, которые предусматривают преимущественно мои собственные интересы. Конечно, такие вещи не говорят вслух, и партнер должен сам их понимать (думаю я). Если же он их не понимает, а гнет свою линию, почти или совсем не учитывая мои интересы, я могу вдруг стать плохим, неуклюжим слугой, или, хуже того, заболеть и заставить его за собой ухаживать, или по крайней мере резко нарушить его планы и программы.

Партнер должен учитывать, что данный аспект переживается мной чаще всего очень остро, хотя сначала я могу вовсе этого не показывать; но если его воля идет хотя бы немного вразрез с моей работой, он будет мне очень сильно мешать и, более того, станет серьезной угрозой для моей, что называется, рабочей гордости: все-таки практически любой человек хоть как-то да разбирается в своей работе, а его инициативы, если он специально не приведет их к приемлемому для меня виду, я восприму как вмешательство наглого дилетанта со стороны.

Этот аспект призван научить меня просить помощи партнера в моей работе в тех ситуациях, когда он своей инициативой действительно может мне помочь; партнер же, со своей стороны, должен вникнуть в мои дела, всерьез их понять и только после этого начинать отдавать мне распоряжения.

Синастрическая Луна в шестом доме

Между «не могу» и «не хочу» имеется пропасть, наполненная самообманом.

Если женская Луна находится в шестом доме ее мужа, то в некоторых отношениях их брак мог начинаться вполне идиллически: он усердно работал, стараясь обеспечить ей комфортную жизнь, а она заботилась о нем, его здоровье и его работе. Однако Луна склонна жадничать и незаметно переводить заботу о другом в заботу о себе, и в данном случае это может привести к очень тяжелым последствиям: муж постепенно оказывается в полном рабстве у потребностей жены и того, что она называет семьей; при этом сам он может к «семье» в ее понимании относиться к косвенно или не относиться вовсе, воспринимаясь ею, например, как дурной слуга со склочным нравом, которого нужно держать на строгом ошейнике, чтобы не разбаловался.

Если же муж оказывается сильнее жены, ситуация может стать обратной: он полностью поработит ее женское начало, заставив служить себе как бессловесную рабыню; при этом его ежедневная «работа» будет заключаться в надлежащем ее воспитании. Особенно тяжелой эта ситуация может оказаться для домохозяйки средних лет, обремененной большой семьей, со слабым Солнцем, сильной Луной и сильным Сатурном, и обостренным чувством ответственности за семью, и, в частности, за мужа, которого она может воспринимать как капризного ребенка.

Сложность этого аспекта заключается в том, что и я, и партнер чувствуем, что я должен работать, думая о его потребностях и одновременно получая его поддержку и заботу — но правильно расставить акценты в наших условиях здесь довольно трудно, поскольку, пока мы не договорились, каждый будет тянуть одеяло на себя, а когда договоримся, весьма вероятно, попытаемся полностью отделиться от окружающего мира, и это тоже чревато большими неприятностями: парный эгрегор всегда открыт во внешний мир, и ждет того же от нас.

Синастрический Меркурий в шестом доме

Мало обрести истину: нужно еще найти средства ее выражения.

Зрелище работающего меня, вероятно, чрезвычайно развлечет партнера, и вряд ли он устоит перед соблазном поболтать со мной, а может быть, и дать пару ценных советов или мнений по поводу того, как именно мне следует работать и что я делаю неправильно. И, странное дело, хотя он скажет все это с лучшими намерениями и для моей же пользы, эффект может быть противоположным: я почувствую себя уязвленным и сильно раздраженным.

Если партнер будет достаточно умен и, кроме того, потратит известные усилия для того, чтобы разобраться в сути моей работы, возможно, некоторые его соображения окажутся для меня полезными; но это достигается далеко не сразу, а попытки поверхностных обсуждений могут, конечно, направить мои усилия по несколько иному пути, но вряд ли это будет сопряжено для меня с существенными положительными результатами.

Главное, что нужно понять партнеру в самом начале проработки аспекта, это несовместимость работы (моей) и пустой болтовни (его), хотя ему часто будет казаться, что я в этом смысле его откровенно провоцирую.

Однако, особенно на начальных стадиях проработки аспекта, гораздо эффективнее может оказаться мое использование ментальных и коммуникативных способностей партнера — при условии, что он поставит себя в подчиненное положение и будет точно выполнять мои просьбы или распоряжения. Побочным результатом такого рода партнерства может быть существенная проработка его Меркурия — это аспект может символизировать отношения в средние века между мастером и подмастерьем.

Синастрическая Венера в шестом доме

Гражданин трудится на благо общества, святой — во славу Божью.

Иметь красивую жену это совсем не то же самое, что иметь просто жену — приходится соответствовать, и в первую очередь, конечно, много работать, дабы обеспечить своему бриллианту достойную оправу.

Так, или примерно так, будет чувствовать муж, если сильная Венера его жены попадает ему в шестой дом.

Вообще этот аспект довольно остро ставит вопрос: буду ли я служить красоте (или, скажем, социальному успеху) партнера, или же наоборот? И хотя внешне может показаться, что партнер способен облагородить, сделать красивее и изящнее мою работу и инструменты, реально помочь мне ему будет довольно трудно по той простой причине, что сначала ему придется вникнуть в существо моих рабочих проблем, а это невозможно без достаточных усилий, которых партнер может вовсе не иметь в виду (Венера сама по себе не слишком трудолюбивая планета).

Наоборот, использование его социальных возможностей (обаяния, дипломатии) может быть для меня (и нас обоих) очень конструктивно, если партнер возьмет на себя роль послушного слуги, что в данном случае может оказаться для него естественным. При этом он не только поможет мне в моих трудах, но и может, неожиданно для себя, сильно активизировать свои любовные и социальные программы.

Для трудолюбивых супругов это благоприятный аспект: партнер ощутит во мне неизъяснимое очарование, а в себе — приступ прямо-таки юношеской влюбленности всякий раз, когда увидит меня за работой.

Синастрический Марс в шестом доме

Люди идут по жизни как зарабатывают деньги: одни — честно, другие — крадут.

У этого партнера будет сильное искушение активно вмешиваться в любую мою работу, под благовидным предлогом помощи или без него. Однако насколько серьезны его намерения, а также способен ли он действительно мне помочь, заранее сказать трудно. Но весьма вероятно, что я восприму его действия, как разрушительные, так и созидательные, гораздо серьезнее, чем он имеет в виду, в результате чего в первом случае обижусь или разозлюсь, а во втором воспряну духом значительно сильнее, чем стоило бы.

Для того, чтобы направить энергию партнера в моих делах конструктивно, нужны значительные наши общие усилия, сначала по регулированию такого деликатного момента, как выяснение, кто на кого работает, а затем уже по согласованию действий. Вначале партнеру может показаться, что я самой природой назначен служить ему, а он будет мной энергично повелевать — естественно, для моей же пользы. Тем не менее, обстоятельства вполне могут сложиться противоположным образом, и если он примет мое дружеское командование его силами, а я при этом буду достаточно тактичен и внимателен, он принесет не только много пользы моему труду, но и откроет в себе дотоле дремавшие силы и возможности, не говоря о том, что многом научится.

Если же партнер попытается одолеть меня грубой силой и заставить служить себе, то (в пределах данного аспекта) я могу поначалу не оказать никакого сопротивления… но со временем накопившийся протест даст себя знать косвенно, например, в виде резкого снижения качества моего труда и его производительности, а затем возможны забастовки или саботаж, бороться с которым партнеру будет очень трудно.

Синастрический Юпитер в шестом доме

Сама Земля вращается не только вокруг своей оси, но также кругом Солнца; поворачивайся же и ты, бездельник!

Здесь Юпитер в заточении, и это сказывается в первую очередь в несоответствии реальных возможностей нашего сотрудничества первому впечатлению.

А вначале открывающиеся перспективы могут ошеломить нас обоих, хотя и по-разному. Мне покажется: «Вот, наконец-то пришел человек, на которого я взвалю всю мою работу, или, по крайней мере, он облегчит мне ее до абсолютного минимума». Партнер же подумает: «Ура! Вот человек, который будет служить мне верой и правдой, исполняя все мои желания». Действительно, у нас обоих будут некоторые основания для подобных впечатлений, но реальность окажется не такой уж радужной.

С моей точки зрения, его участие в моих делах окажется поверхностным, хотя, может быть, и достаточно благожелательным; возможно, он сведет меня с высококлассным специалистом моего профиля, и этот контакт окажется для меня перспективным, но все же свою работу, в том числе и профессиональный рост, я буду, как прежде, осуществлять своими силами. Кроме того, если партнер окажется неосторожным, он легко может, даже не имея этого в виду, унизить меня профессионально, например, одной лишь чрезмерной широтой, граничащей с поверхностью, своих взглядов на мою работу и ее результаты, в которых я очень ярко вижу отражение своей индивидуальности, а он может просмотреть ее вовсе.

С его точки зрения, моя готовность служить ему практически не реализуется, хотя я вроде бы косвенно ее изъявляю, и вообще практически получается так, что он приносит мне больше пользы, чем я ему. Если только мы начнем выяснять отношения на этом уровне, аспект обернется к нам очень непривлекательной стороной, обнаружив в обоих массу грязи и претензий. Но если партнер согласится выполнять некоторые мои просьбы и поручения, связанные с его возможностями, превосходящими мои (социальными, финансовыми и другими), то эффект для обоих через некоторое время может оказаться исключительно положительным: я выйду на новый уровень работы, а у него активизируется Юпитер и откроются новые возможности в соответствии с его положением в карте партнера.

Синастрический Сатурн в шестом доме

Если говорить серьезно, то нужно работать. Только тогда выяснится, что говорить о чем-либо серьезном пока не приходится.

Возможно, увидев меня за работой, партнер почувствует острую необходимость наставить меня на путь истинный, и убедительно докажет мне, что трудиться следует: добросовестно, целенаправленно, не отвлекаясь по сторонам, серьезно, осмысленно.

Крайне маловероятно, чтобы мне пришлись по душе такого рода указания, но я тем не менее могу по видимости согласиться с партнером, после чего он может решить, что обзавелся серьезным и надежным помощником, который должен, просто обязан ему служить. На резонный вопрос, почему, собственно, он так думает, партнер скорее всего не сможет ответить вразумительно, но ему это и так очевидно.

Я, со своей стороны, могу некоторое время молча сносить его занудное и неумное поведение в отношении моей работы, поскольку, во-первых, буду ощущать его какую-то холодноватую власть надо мной, а во-вторых, у меня может долгое время теплиться надежда, что он может существенно мне помочь в организации моей работы, укреплении самодисциплины и развитии моих профессиональных умений, то есть освоении дела в глубину.

По идее партнер именно для этого мне и послан судьбой, но возьмется ли он за свои обязанности всерьез, зависит и от уровня проработки его Сатурна, и от серьезности наших отношений в целом, а если отношения не сложатся, его участие в моей работе вполне может ограничиваться пустым занудством и бессмысленными догматическими нотациями.

В конструктивном варианте он будет выполнять мои поручения, потребующие от него серьезности и ответственности, и при этом, с одной стороны, существенно продвинутся мои профессиональные дела, а с другой — углубится и посерьезнеет и он сам; но, конечно, вначале партнер должен продемонстрировать мне определенный уровень своей преданности и надежности.

Синастрический Хирон в шестом доме

Бог, будучи Абсолютной Реальностью, специально для нас создает майю — реальность относительную, чтобы, поняв это, мы оценили Его по достоинству.

Весьма вероятно, что вид моей персоны, усердно предающейся какому-либо занятию, вызовет у партнера не совсем хорошее вдохновение, которое направит его усилия в сторону веселых развлечений на материале моего прилежания: например, незаметно похитить мои инструменты, спрятав их в совершенно неожиданном месте.

В более серьезном настроении партнер может вызваться помочь мне найти выход из тупика, в который зашла моя работа, но его советы и участие скорее внесут в мои действия сумбур, чем реально помогут. Кроме того, партнер может рассматривать меня как добровольного помощника в своих проделках, и в какой-то мере я действительно буду склонен ему в них помогать, хотя и не в той степени, на которую он может рассчитывать.

Однако в конструктивном варианте сотрудничества наши роли распределены скорее обратным образом: партнер успешно выполняет мои поручения на вид почти неисполнимого и парадоксального свойства; при этом он не только решает мои проблемы, но и сам получает совершенно неожиданные возможности, и учится преодолевать рубежи, казавшиеся неприступными (какие именно, покажет положение Хирона в его карте).

Если же партнер будет настойчиво профанировать мой труд, например, постоянно насмехаться над ним, то, подыгрывая ему вначале, я довольно быстро могу сильно обидеться и даже порвать с ним отношения, к большому его удивлению и огорчению: «Ты что, шуток не понимаешь? Я же не серьезно». Зато я серьезно.

Синастрический Уран в шестом доме

Если чужая гениальность мешает тебе работать, значит, совесть в тебе еще сохранилась.

Вероятнее всего, партнер, особенно если у него активен Уран, будет сильно мешать мне в работе, чего сам не заметит, но, напротив, сочтет, что оказывает мне неоценимую помощь своими неожиданными и блестящими идеями и находками, касающимися процесса моего труда. Однако помочь мне может оказаться чуть-чуть труднее, чем ему кажется, хотя, действительно, мой вид за работой и даже зрелище моих инструментов могут вызывать у него творческое вдохновение.

Партнер сочтет меня естественным, самой судьбой посланным исполнителем его эксцентрических идей и разнообразных выходок; он также будет склонен осуществлять их на материале моей работы или моего физического тела, что поначалу может сойти ему с рук, но со временем обернется тяжелыми последствиями для наших отношений.

В глубине души я долго могу ждать от партнера серьезного участия в моей работе и настоящих вспышек гениального озарения по ее поводу — но это достижимо лишь ценой больших его усилий по изучению моих дел, а также наших общих стараний по налаживанию отношений. Более эффективным, по крайней мере, поначалу, может оказаться мое употребление его возможностей как изобретательного исполнителя моих поручений — но, конечно, я должен учитывать его реальные возможности, которые в этой ситуации связаны с положением Урана в его карте: например, при гармоничном Уране в десятом доме я могу отправлять его на трудные деловые переговоры, а при напряженном Уране в первом доме использовать для устрашения нерадивых подчиненных.

Синастрический Нептун в шестом доме

Или ты служишь Богу, или дьяволу — третьего не дано.

Здесь Нептун в заточении, но почувствую это в первую очередь я. Любое участие партнера в процессе моего труда, даже просто его появление поблизости, грозит мне всевозможными недоразумениями, путаницей, ошибками и неточностями, которые, конечно, не все можно отнести прямо на счет влияния партнера, но тем не менее я быстро замечу, что с его появлением в моей работе что-то разлаживается.

В гармоничном варианте отношений это может вызываться просто некоторым моим приятным расслаблением в его присутствии, вследствие чего снижается концентрация на работе и учащаются ошибки. Это, впрочем, может не смутить ни меня, ни тем более, партнера, который будет склонен впадать в нирвану при виде меня за работой (почему так происходит, он внятно объяснить не сможет).

В целом партнер может воспринимать меня как помощника в своих нептунианских делах, от различного рода обманов и махинаций до приятного кайфа с горячительными напитками и другими средствами. Если на этом аспекте основаны сексуальные отношения, они могут иметь очень специфический характер, а при пораженном Нептуне и шестом доме вероятны половые извращения и тому подобные искаженные медитации.

Однако в ходе развития отношений роли могут поменяться, и я начну использовать партнера в собственных делах, но применяя его способности, связанные с Нептуном, от низких до высоких, в зависимости от обстоятельств и нашего с ним эволюционного уровня: он по моим указаниям и в соответствии со своими возможностями может лгать, притворяться и интриговать или проявлять милосердие, сострадание и высшую любовь.

Синастрический Плутон в шестом доме

По счетам приходится платить в той валюте, которая на них обозначена.

С появлением этого партнера в моей работе, инструментах и технологии обнаруживаются узкие места, причем часто не самым приятным для меня образом: например, почти готовое изделие может треснуть пополам, и мне придется распрощаться с плодами моих месячных усилий. Будет очень хорошо и правильно с моей стороны в подобных случаях не злиться на партнера и не обвинять его в случившемся, а найти собственные промахи и их ликвидировать. Однако это будет удаваться мне далеко не всегда, и я могу даже проникнуться к партнеру как к губителю моих трудов подсознательной или сознательной неприязнью.

Со своей стороны, партнер будет ощущать надо мной очень специфическую власть, нечто вроде взгляда грозного беспощадного владыки на бесправного раба. Эта установка, конечно, плохо согласуется с нормальными человеческими отношениями, и потому может быть вытеснена в подсознание, но, тем не менее, мы оба будем ее ощущать, особенно при активизации его Плутона, и преодолеть ее может оказаться очень трудно — для этого потребуются значительные и его и мои усилия: партнер должен понять, что мрачная тяжесть, возникающая в нем, относится в первую очередь к нему самому, даже если вызвана, как ему кажется, мною, а я должен научиться со смирением относиться к безвозвратным потерям, происходящим как будто по его вине, понимая, что истинной причиной моих обстоятельств всегда являюсь я сам.

Низшие виды сотрудничества и взаимного служения под этим аспектом имеют мрачный характер: например, он может нанести мне серьезное увечье, или я могу нанять его в качестве мстителя (наемный убийца). Но у обычных людей до таких крайностей дело не доходит, и те же сюжеты отыгрываются не на физическом, а, скажем, на астральном плане. На высоком уровне наше сотрудничество может дать партнеру буквально нечеловеческие силы, а мне — невероятное искусство владения инструментами и высочайшее качество труда, чем бы я ни занимался.

СЕДЬМОЙ ДОМ

В своих ночных домах я воспринимаю партнера всегда косвенно, по крайней мере, не он находится в центре моего внимания, которое преимущественно занято мною самим, моими делами, заботами и проблемами. В ночных домах я, работая над собой, набираю потенциал, который в дневных домах отдаю миру. Таким образом, если бльшая часть его планет попадает в мои ночные дома, то — в моей реальности! — я получу от него больше, чем отдам, а если бльшая часть его планет попадает в мою дневную полусферу, то я буду склонен тратить на него свои силы, получая (как мне будет казаться) обратно значительно меньше. Как будет воспринимать наши отношения партнер, зависит, естественно, от расположения моих планет в его дневной и ночной полусферах, и, таким образом, объективно возможны четыре варианта наших мнений по поводу энергетического (на всех планах) баланса наших отношений:

а) каждый из нас считает, что партнер делает для него больше, чем получает;

б) каждый из нас считает, что партнер делает для него меньше, чем получает;

в) мы оба считаем, что партнер больше обязан мне, чем я ему;

г) мы оба считаем, что я больше обязан партнеру, чем он мне.

Вариант б) соответствует ситуации, когда больше половины моих планет находится в дневной полусфере партнера, а больше половины его планет находится в моей дневной полусфере; вариант г) соответствует ситуации, когда большая часть моих планет находится в дневной полусфере партнера, а большая часть его планет — в моей ночной полусфере.

Конечно, нельзя воспринимать подобную арифметику слишком серьезно. Например, следует учитывать активность планет в картах; кроме того, в парных отношениях партнеры чаще всего обращены друг к другу лишь некоторыми своими планетами, а остальные пребывают преимущественно в тени… но все же качественный вывод из описанной классификации чрезвычайно важен: отношения между партнерами, как правило, энергетически асимметричны, и так и должно быть; другое дело, на что именно буду я склонен расходовать энергию партнера: на радости эго или эволюционное развитие. Второй вывод заключается в том, что наши мнения о своих ролях в жизни друг друга могут качественно расходиться — но это не должно нас беспокоить: в конечном счете важно только одно: выполнить программу парного эгрегора, а разобраться, кто кому больше должен, можно только после Страшного Суда, когда для этого, надо полагать, найдутся время, место, и данные.